Москва
19 ноября ‘18
Понедельник

Южно-Китайское море раздора

Спустя два года после решения Арбитражного суда в Гааге по Южно-Китайскому морю, конфликт там до сих пор не исчерпан.

Наоборот, эта акватория остается одной из «тлеющих точек» на карте мира. В споры вовлечены даже внерегиональные игроки. И для России это становится большой проблемой.

Япония в сентябре намеревается послать свой новейший эскадренные вертолетоносец «Кага», который вступил в строй в прошлом году, в двухмесячный поход, который начнется в Южно-Китайском море (ЮКМ), а потом продолжится в Индийском океане. Об этом стало известно на прошлой неделе.

Таким образом, второй год подряд Токио посылает свой вертолетоносец в район ЮКМ, который является спорным между рядом малых стран Юго-Восточной Азии (ЮВА) и их большим северным соседом — Китайской Народной Республикой (КНР). В прошлом году такой поход совершил корабль «Идзумо».

И «Кага», и «Идзумо» относятся к одному типу кораблей — это одни из крупнейших военных судов Морских силы самообороны Японии — военно-морских сил этой страны. Таким образом, Япония стремится показать свой флаг в регионе и, как заявил один из чиновников страны информационной группе Джейна, сделать сообщение о приверженности Токио защите свободы судоходства и открытого моря.

То есть Япония хочет продемонстрировать поддержку странам ЮВА в их конфликте КНР, который проводит достаточно агрессивную политику в ЮКМ. Уже несколько лет Китай возводит на архипелаге Спратли, на который претендуют как Пекин, так и Ханой, а также частично — Манила, Куала-Лумпур, а также Бандар-Сери-Бегаван, искусственные острова, где Народно-освободительная армия Китая (НОАК) начинает размещать военную инфраструктуру, хотя ранее китайские официальные лица заявляли, что острова будут использоваться исключительно в мирных целях.

Так, к примеру, в мае телеканал CNBC сообщил, что КНР развернула на рифах Мисчиф, Саби-Риф и Файери-Кросс архипелага противокорабельные крылатые ракеты и зенитный ракетный комплекс. Эти системы позволяют атаковать суда в радиусе 295 морских миль, а также поражать воздушные цели на расстоянии 160 морских миль. Это происходит несмотря на то, что два года назад, 12 июля 2016 года, Арбитражный суд в Гааге постановил, что Пекин не имеет никаких юридических оснований для притязаний на акваторию ЮКМ, а его действия по созданию искусственных островов в акватории моря признал не только незаконными — противоречащими Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года (ее ратифицировала КНР еще в 1996 году), — но и наносящими ущерб экосистеме коралловых рифов.

Несмотря на то, что решение арбитражного суда создавала базу для решения конфликта, КНР не признал его выводы и продолжил создание островов и милитаризацию акватории ЮКМ. Действия Пекина, как и говорилось в вердикте суда, приводят к «ужесточению спора между сторонами», вовлеченными в конфликт по поводу островов архипелага Спратли. К этому конфликту все больше привлекаются и внерегиональные игроки. Так, в частности, помимо Японии, активное противодействие КНР оказывают США.

Выступая на ведущей дискуссионной площадке по вопросам безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), встрече в Сингапуре в отеле «Шангри-Ла», проводимой британским Международным институтом стратегических исследований, министр обороны США Джеймс Мэттис в начале июня обвинил Китай в том, что тот запугивает и принуждает к уступкам своих оппонентов по спорам вокруг островов ЮКМ, размещая на контролируемых им островах вооружения.

Отвечая на вопрос одного из участников дискуссии высокопоставленный американский чиновник заявил, что Вашингтон будет придерживаться политики, направленной на свободу судоходства в этом море, сотрясаемом конфликтами.

«Это свобода судоходства для всех стран — больших и малых, которые нуждаются в проходе [кораблей] в этих водах для своего процветания, и у них есть для этого все основания», — сказал он. В целом, смысл его выступления заключался в том, что Соединенные Штаты не собираются оставлять своих союзников в регионе один на один с Китаем, а значит им не следует идти на уступки перед Пекином.

Казалось бы, что конфликт в далеком регионе не касается России, которая большее внимание уделяет ближневосточным вопросам. Однако это совсем не так. Традиционные хорошие внешнеполитические отношения с одним из участников конфликта, Социалистической Республикой Вьетнам (СРВ), реализовались и в плотном экономическом сотрудничестве двух стран, особенно это касается энергетического сектора.

В частности, дочерняя компания «Роснефти» во Вьетнаме Rosneft Vietnam B.V. в мае приступила к бурению эксплуатационной скважины на шельфе ЮКМ. После этого последовала отповедь от китайского министерства иностранных дел.

«Я хочу здесь повторить, что любое государство, любая организация, любая компания или частное лицо не может без получения разрешения властей Китая вести разведывательную деятельность в морской акватории, которая находится под суверенитетом Китая. Мы призываем соответствующие стороны должным образом уважать суверенитет Китая», — заявил представитель МИД КНР.

Таким образом, Москва уже поставлена в условия, когда ей приходится учитывать позиции двух своих главных союзников в АТР — КНР и СРВ. И в этих условиях, учитывая особые отношения с этими двумя странами, Россия может стать посредником в решении конфликта, тем более она никогда не вставала ни на одну из сторон в этом конфликте, в отличие от основных крупных внерегиональных игроков, принявших ту или иную сторону.

Мы рекомендуем

Полная версия