Москва
16 октября ‘18
Вторник

МНЕНИЯ INFOX.RU

Андрей Илларионов

До Путина такого кумовства в России не было

Владимир Путин

Три дня тому назад в этом блоге был задан вопрос знатокам:

когда последний раз в истории Российской Федерации, СССР, Российской империи на пост полномочного министра (не советника главы государства) был(а) назначен(а) сын (дочь) высокопоставленного сановника уровня премьера/секретаря Совбеза (не считая членов царствовавшей фамилии)? (Династический «прорыв» на кадровом фронте: вопрос знатокам)

Сейчас можно подвести предварительные итоги.

Короткий ответ на заданный вопрос: до Путина, похоже, никогда.

Пользуясь в том числе ответами комментаторов (за что всем участникам разговора – отдельная благодарность), попробуем систематизировать известные случаи того, что часто именуется непотизмом, фаворитизмом, кумовством, кронизмом, клановым капитализмом, капитализмом друзей, клептократией, блатом и т.п. терминами.

1. В истории нашей родины (и предыдущий и нынешний тексты посвящены именно российской политической культуре) было и есть немало случаев (некоторые из них были упомянуты) передачи государственными чиновниками своим родственникам, друзьям, партнерам, знакомым, одноклассникам, однокурсникам и т.д. различных «благодеяний» из государственных ресурсов – кредитов, субсидий, льгот, премий, должностей, назначений и т.п. Самое широкое определение такой деятельности – фаворитизм (блат).

2. Особым подвидом фаворитизма является назначение государственными чиновниками своих родственников на те или иные государственные должности, позволяющие использовать эти позиции для обеспечения дополнительной власти и личного обогащения. Такую деятельность обычно именуют непотизмом (кумовством).

3. Непотизмом не является назначение на высокие позиции в государственном аппарате близкого родственника, если такое назначение произошло без явного вмешательства другого родственника:

- избрание В.Д.Набокова (1869-1922) депутатом Государственной думы (1906 г.) и его назначение управляющим делами Временного правительства (в 1917 г.) произошли без содействия со стороны его отца, министра юстиции (1878-1885), Д.Н.Набокова, умершего в 1904 г.;

- назначение А.Н.Хвостова, племянника А.А.Хвостова, министра юстиции (6 июля 1915 г. – 7 июля 1916 г.) и министра внутренних дел (7 июля 1916 г. – 16 сентября 1916 г.), на пост министра внутренних дел (26 сентября 1915 г. – 3 марта 1916 г.) произошло в результате лоббирования этого назначения не А.А.Хвостовым, а императрицей;

- назначение В.Б.Юмашева руководителем администрации президента Б.Н.Ельцина (1997-1998) произошло за 5 лет до того, как он стал его зятем (в 2002 г.);

- должностные назначения В.Б.Христенко, заместителя министра финансов (1997-1998), вице-премьера (1998, 2000-2004), первого вице-премьера (1999-2000), министра промышленности и энергетики (2004-2008), министра промышленности и торговли (2008-2012) и Т.А.Голиковой, заместителя министра финансов (1999-2002, 2004-2007), первого заместителя министра финансов (2002-2004), министра здравоохранения (2007-2013), председателя Счетной палаты (2013-2018), вице-премьера (с 2018 г.), происходили в результате самостоятельного строительства индивидуальных бюрократических карьер обоих супругов (брак с 2003 г.).

4. Первый период отечественного высокопоставленного непотизма, проявившегося в назначении на высокие позиции непосредственно в государственном аппарате близких родственников, начался во второй половине правления Л.Брежнева и завершился при М.Горбачеве (1976-1986 гг.):

- назначение сына Л.И.Брежнева Ю.Л.Брежнева заместителем (1976-1979) и первым заместителем (1979-1986) министра внешней торговли;

- назначение зятя Л.И.Брежнева Ю.М.Чурбанова заместителем (1977-1980) и первым заместителем (1980-1984) министра внутренних дел.

5. Второй период отечественного высокопоставленного непотизма начался в 2007 г. Непотизм путинского правления отличается от непотизма брежневского правления (1976-1986 гг.) двумя особенностями:

- большей длительностью (как минимум, уже 11 лет против брежневско-андроповско-черненковских 10 лет);

- повышением уровня государственных должностей, на которые назначается близкий родственник. Если при Брежневе максимально высокой государственной позицией, подверженной явному непотизму, была должность первого заместителя министра, то при Путине – уже обладающая более высоким уровнем самостоятельности, веса и влияния должность полномочного министра:

- назначение на пост министра обороны (2007-2012) А.Э.Сердюкова, зятя В.М.Зубкова, премьер-министра (2007-2008) и вице-премьера (2008-2012);

- назначение на пост министра сельского хозяйства Д.Н.Патрушева (с 2018 г.), сына Н.П.Патрушева, бывшего директора ФСБ (1999-2008) и нынешнего (с 2008 г.) секретаря Совета Безопасности.

6. Более высокая ступень непотизма при Путине – повышение уровня и веса государственной должности (т.е. полномочного министра), на которую назначается близкий родственник высокопоставленного государственного чиновника, – означает переход нынешнего российского политического режима к качественно иному уровню династической политики, свидетельствующему, очевидно, о подготовке процесса передачи государственной власти следующему поколению руководителей режима. По своей природе этот процесс может быть сопоставлен с примерами многопоколенченской династической политики лидеров режимов некоторых соседних стран:- успешным:

– Северная Корея (Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, Ким Чен Ын),

– Азербайджан (Г.Алиев, И.Алиев),

– Чечня (А.Кадыров, Р.Кадыров);

- неудачным – Украина (В.Янукович, А.Янукович);

- подготавливаемым – Беларусь (А.Лукашенко, Н.Лукашенко).

Источник

Мы рекомендуем

Полная версия