Москва
21 июля ‘19
Воскресенье

МНЕНИЯ INFOX.RU

Владимир Добрынин

Как Трамп проиграл Китаю выигранную войну

На прошлой неделе Пекин объявил о своем согласии снизить пошлины на ввоз в КНР автомобилей американского производства, пообещал вновь начать закупать в США сою и, главное, сократить финансовые вливания в программу прорыва в сфере высоких технологий «Made in China 2025».

В Вашингтоне не просто облегченно вздохнули, но даже и захлопали в ладоши. Кто реально, а кто виртуально. Уступки Китая показались США триумфом Белого дома в проведении политики протекционизма. Кому-то даже привиделось, что Америка действительно «снова будет великой».

Когда общаешься с представителями Поднебесной, делать поспешные выводы ни в коем случае нельзя — легко и просто можно оказаться в идиотском положении. Китайская стратегия — хоть экономическая, хоть военная, хоть политическая — вещь, напоминающая фотобумагу: любое изображение на ней проступает не сразу, а постепенно, и достижение полноцветия в нем тоже вопрос времени.

В смысле оценки результатов торговой войны «США против Китая» любой американский экономист даст сто очков форы любому американскому политику. Но нет правил без исключений, и этим исключением в США является предприниматель ставший политиком Дональд Трамп. Управляя Штатами в манере руководства предприятием, нынешний хозяин Овального кабинета по определению не может полностью отказаться от политических реверансов, которые выводят его ООО «Соединенные Штаты Америки» не совсем туда, куда хотелось бы, но при этом руководитель обязан делать хорошую мину, пусть даже и игра из рук вон плохая.

Просчитывал ли сам Трамп экономические потери от шага, к которому он подталкивал Пекин или нет — не суть важно. Важно то, что реальные итоги китайских уступок не имеют ничего общего с победно звучащим в Вашингтоне гимном победителей: «We are the champions, my friend».

Итак, сухие цифры и что за ними стоит в действительности.

Вас тут не ждали

Уступка первая. Снижение Китаем пошлин на импорт американских автомобилей с 40 до 15%. Выглядит обвально-красиво, но... Поднебесная некоторое время назад вступила в пору некоторого «усыхания» спроса на «железных коней». Причиной тому — нехватка топлива. Длинные очереди из желающих заправиться сегодня часто сменяются полным их отсутствием. По причине вывешивания табличек «бензина нет». В такой ситуации преимущество получают экономичные машины с гибридными силовыми установками (электромотор плюс ДВС). Американцы в этой сфере далеко не лидеры. Ни по цене, ни по качеству. На первое место по поставкам автомобилей в Китай вышла Германия, наращивают свое присутствие в Поднебесной корейцы и японцы, да и собственно китайского производства техника.

Один из мировых лидеров автомобилестроения, Toyota Motor Corporation (Япония) заключила договор с китайской Geely Automobile Holdings. Совместными усилиями две компании будут собирать бензино-электрические автомобили. Поначалу для КНР, а дальше будет видно. Японцы раскрыли китайцам некоторые технологии этого производства, чем обеспечили себе режим наибольшего благоприятствования на территории КНР.

Американские пошлины на импорт стали, введенные в начале лета 2018, также поспособствовали выходу «фордов» и «джипов» на уровень неконкурентоспособности. В условиях отсутствия конкуренции со стороны зарубежья американские сталепроизводители ползуче, но уверенно, подняли на протяжении последних шести месяцев цены на свою продукцию почти на 30%. В настоящий момент тонна стали в США дороже, чем в Китае на 260 долларов. По словам руководителя отдела глобальных операций Ford Джона Хинрикса, «компания потеряла около миллиарда долларов только за эти полгода по причине подорожания металла».

По мнению старшего экономиста аналитического агентства IHS Markit Питера Нагеля «в среднем стоимость американского автомобиля выросла на 240 долларов». Надо ли говорить, что увеличение себестоимости машин создало дополнительные немалые (да чего там скромничать — почти непреодолимые) сложности с реализацией «тачек» made in USA на иностранных рынках и китайском — в особенности?

Опустили. Но, оказывается, своих

Уступка вторая. Честно говоря, на рынке сои китайцам деваться было некуда. И знали об этом не только сами азиаты, но и в администрации президента США тоже. Потому и потирали руки: «Сейчас мы их опустим». Опустить действительно получилось. Правда, не тех «их», которых задумывали.

КНР в последние годы была основным приобретателем американской сои — на нее в общем объеме импорта азиатским «драконом» сельхозпродукции США приходилось до 60%. В порядке ответных «военных действий» китайцы обложили ввозимую сою пошлиной размером 25%. Благодаря чему рентабельность продаваемого американскими фермерами продукта обнулилась. И продажи сои в Китай упали на 98%.

Сою, которую стало некуда девать, надо было хранить. И потому спрос на услуги зернохранилищ в Штатах выстрелил, спровоцировав увеличение цен на хранение злаков в 2 раза. Многим аграриям пришлось выбирать между «влезть в убытки, платя складам заоблачные цены» и «сжечь бо́льшую часть полученного урожая».

После объявления Китаем на прошлой неделе об отказе от высоких пошлин и желании произвести новые закупки бобов, компании Поднебесной подписали договоров на 2 миллиона тонн с поставкой в первой половине 2019. Что настолько мало, что даже не раскачало биржу, где цена на сою держится сейчас на 10% ниже, чем до начала американо-китайской таможенной войны. Таким образом, Пекин сэкономил некоторое количество миллиардов долларов, платя сейчас, а не в мае, когда еще царил «таможенный мир».

Кстати, кроме сои КНР закупала у США еще свинину, продукцию молочной промышленности и пшеницу. А теперь, внимание, вопрос: «Сколько недополучат североамериканские фермеры в будущем году, если только за «молочку» китайцы в 2017 выплатили 576 миллионов долларов?». Теперь же речь о возобновлении закупок по трем позициям, названным выше, уже не идет. Нашлись альтернативные поставщики.

Сэкономить — это тоже заработать

Пекин не обещает американцам отказаться от программы Made in China 2025, предусматривающей наращивание производства изделий, имеющих отношение к сфере высоких технологий. Китайцы просто отложат этот «большой скачок» на десять лет, а пока разгребутся с тем, что уже работает и выпускается. Якобы уступая в этой сфере давлению Америки, Китай на самом деле решает две собственные проблемы: во-первых, может позволить себе значительно уменьшить объемы субсидий, выделяемых на расширение этой отрасли, а во-вторых, реализовать перепроизведенный продукт, скопившийся во множестве. Например, распродать автомобильные аккумуляторы, которых понаделали в разы больше, чем надо. Кредиты выдавались под организацию предприятий в технологической сфере дешевые, по «ценам ниже рыночных», что обеспечило сначала бум, а затем и затаривание складов.

Так что пока американский президент рапортует в своем Твиттере о сногсшибательных успехах в схватке с «драконом», Пекин молча извлекает из ситуации максимум возможного по методике «не было бы счастья, да тут Трамп решил вернуть Америке величие».

Мы рекомендуем

Полная версия