Москва
19 апреля ‘18
Четверг

«Появились преподаватели, которым трудно терпеть то, что происходит»

Один из организаторов первого в стране независимого профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» Павел Кудюкин рассказал корреспонденту Infox.ru о причинах создания нового объединения, о планируемом сокращении числа преподавателей ВУЗов, о проблемах системы российского высшего образования и о том, как эти проблемы можно решить.

 

Согласно дорожной карте Минобрнауки, в планах мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленной на повышение эффективности образования и науки», к 2018 году количество преподавателей ВУЗов сократится на 44%. Нагрузка на оставшихся преподавателей увеличится на 28%. Несогласие с проводимыми реформами высказала группа инициативных преподавателей многих ведущих ВУЗов страны.

-Павел, как появилась идея создания подобного независимого профсоюза?

В ноябре 2011 года возникла инициативная группа в РГГУ, после того, как там неожиданно срезали зарплаты преподавателям. После разрешения конфликта группа сохранилась, и к ней стали присоединяться преподаватели из других ВУЗов. Появилось название Инициативная группа Ассоциации преподавателей высшей школы «Свободный университет». Но ориентации на создание именно профсоюза еще не было.

В ноябре прошлого года после оскорбительного высказывания министра образования и науки Дмитрия Ливанова, в котором он объяснил низкие зарплаты преподавателей «невысоким уровнем самих преподавателей, готовых работать за эти деньги», несколько членов нашей группы опубликовали открытое  письмо несуществующему сообществу преподавателей российской высшей школы. Ведь тогда многие восприняли это высказывание, как пощечину, это вызвало возмущение. Под этим письмом подписалось более тысячи преподавателей  по всей Росcии, выявился круг людей, которым трудно терпеть, то что происходит. Часть инициативной группы объявила о создании оргкомитета профсоюза, тогда же был создан  сайт «Университетская солидарность».

-Какие ВУЗы вошли в ваш профсоюз?  

Сейчас рано говорить, что профсоюз основан. Пока действует оргкомитет профсоюза, действует сайт, мы ведем активную переписку с регионами. Сейчас мы списываемся с теми, кто подписывал письмо, в настоящий момент с нами хотели бы сотрудничать люди из полутора десятков регионов. Создана ячейка профсоюза в РГГУ, планируется провести учредительные собрания в НИУ ВШЭ, в МГУ.  Будут также создаваться территориальные организации.

-Каким будет статус нового профсоюза?

Мы планируем создать классический  профсоюз, то есть объединение работников, независимое от работодателя, государства и политических партий.  Сейчас, как правило, существуют профсоюзы формальные, традиционно тесно связанные с администрацией.  Во всем мире самая многочисленная часть профсоюзов существует в бюджетной сфере. Но наш бюджетник - человек зависимый от начальства.

-Расскажите о программе, которую выдвигает профсоюз? 

Наша программа отражена  в проекте декларации, которая выложена на сайте. Это, прежде всего, борьба за университетскую автономию, борьба за переструктурирование нагрузки и сокращение ее аудиторной части, за пересмотр системы оплаты и ее повышение. Профсоюз – это  договаривающаяся сторона, его задача представлять интересы преподавателя, и мы надеемся, что именно в нашем профсоюзе преподаватель увидит законного представителя своих интересов.

-Вы упомянули про нагрузку. Сейчас в соответствии с дорожной картой к новому закону об образовании, планируется уволить 44 % преподавателей  ВУЗов в ближайшие 6 лет. В связи с этим на 28% увеличится нагрузка на оставшихся преподавателей. Как вы относитесь к этому решению, и как можно эту проблему, по вашему мнению,  решить?

Мы, действительно, вступили в полосу «демографической ямы». Количество людей, поступающих в ВУЗы, будет уменьшаться. Это проблема очень серьезная, но решать ее необязательно пропорциональным сокращением преподавателей, и тем более сокращая преподавателей опережающими темпами. Один из возможных путей решения проблемы  развитие системы послевузовского или непрерывного образования, образования на протяжении всей жизни. У нас эта система слабо развита. Декларируется, что мы должны идти по этому пути,  и это правильно. Можно создавать на базе ВУЗов разного рода программы такого обучения для разных возрастных групп и по разным направлениям, что в интересах общества в целом.

Еще один момент важно учитывать: есть преподаватели, которые успешно совмещают научно-исследовательскую и преподавательскую деятельность, существуют прекрасные исследователи, которые не столь сильны в преподавании, есть и «преподаватели разговорного жанра», которые прекрасно преподают, но мало публикуются. Но, безусловно, нужны и те, и другие, и третьи, и различия между разными типами преподавателей тоже нужно учитывать в нагрузке. 

-Как может происходить сама процедура сокращения?

Вузовского преподавателя уязвимым делает конкурс, который проводится раз в три-пять лет (в зависимости от должности). Пока, как правило, он проводится формально. Но конкурс можно легко и не пройти или просто его не объявлять, сокращая высвобождающуюся ставку. Поэтому, в программе сокращения числа преподавателей традиционные проблемы, связанные с увольнением по инициативе работодателя, легко обойти. При этом нигде ведь явно не говорится, что сокращение преподавателей приведет к увеличению зарплаты. Не исключен и такой вариант, что число преподавателей снизится, но и зарплаты не повысятся.

Еще один возможный сценарий развития событий - большая часть преподавателей уйдет естественным путем (большинство профессорско-преподавательского состава сейчас – предпенсионного и пенсионного возраста). И если  просто не возмещать убывающих преподавателей, только за счет этого произойдет сокращение.

-Что касается увеличения нагрузки, то закон как раз предписывает увеличение зарплаты за счет увеличения нагрузки преподавателя.

Нам, действительно,  говорят, что мы повысим  зарплату преподавателей до двойного размера зарплаты по региону к 2018 году. Но по постановлению от 30 декабря, как говорится в дорожной карте, это произойдет за счет увеличения нагрузки. И это нас не устраивает.

Нас также не устраивает та система оплаты, которая была введена в 2008 году, так называемая отраслевая система оплаты бюджетников. Главная проблема – в том, что она отдает оплату работника бюджетной сферы на усмотрение начальника, поскольку надбавки разного рода, ставшие большей частью зарплаты, определяет именно начальство. У профсоюза есть возможность добиваться открытия информации по надбавкам, по каким правилам они выдаются, то есть, руководство будет вынуждено обосновывать свои решения. И необходимо добиваться, чтобы не менее 70% оплаты составляла постоянная, «тарифная» часть.

-Закон предполагает систему эффективных  контрактов, как вы к этому относитесь?

В Минобрнауке под понятием эффективного контракта понимается следующее: когда каждому конкретному преподавателю определяются  показатели результативности и эффективности его работы. В зависимости от этого, идет подсчет, сколько ему будут платить. Но для каждого отдельного преподавателя  определить его эффективность практически невозможно, хотя можно определить показатель эффективности ВУЗа. Конечно, не по пяти показателям, как это делало Минобрнауки, а по сложной дифференцированной системе показателей, где-то порядка 50-ти. Но как для конкретного работника измерить индивидуальную результативность? По итоговым отметкам студентов? По тому, как его самого оценивают студенты? Но ведь студенты  могут высоко оценить нетребовательного преподавателя, который всем ставит высокие оценки.  К тому же преподаватель может быть не очень хорошим лектором, но глубина мыслей и ценность информации, которые он доносит до аудитории, могут  быть  очень велики. Напомню, что на курс Гегеля, который он читал в Берлинском университете, записывались менее десятка студентов. 

-По вашему мнению, кто должен принимать участие в реформировании системы высшего образования, только чиновники, или нужно привлекать представителей высшей школы?

Здесь должна быть связка основных заинтересованных сторон, и не последнюю роль должны играть сами работники высшей школы. Сейчас же все идет сверху. Даже, несмотря на то, что многие предложения для реформ разрабатываются в Высшей школе экономики, Минобрнауки их очень выборочно применяет. Например, НИУ ВШЭ предложила 55 критериев, по которым можно было бы оценивать эффективность ВУЗов, но в Минобрнауке  выбрали только пять и выдали этот пресловутый рейтинг. Получается, что даже, когда привлекаются эксперты, из того, что они предлагают, мало что учитывается. 

И должны учитываться интересы студентов и их семей, работодателей, в целом территориальных общностей (регионов и населенных пунктов), где располагаются ВУЗы. 

 

 

 

Павел Кудюкин

Доцент Факультета государственного и муниципального управления НИУ Высшая школа экономики 

Популярные посты

Андрей Нальгин
22.01.2018, 12:01
Игорь Стрелков
14.04.2018, 09:34
Андрей Нальгин
04.03.2018, 16:58
Андрей Нальгин
02.02.2018, 10:27
Журнал bulochnikov
26.01.2018, 17:06
Андрей Суздальцев
18.02.2018, 23:19
Полная версия