Москва
20 июня ‘18
Среда

Екатерина Мельникова: «Мне всегда хотелось выйти за рамки привычного»

О том, как совершенно непривычно может звучать орган, каким свободным от всевозможных стереотипов и жанровых канонов может быть этот инструмент, о своем органном шоу «Париж», которое состоится 4 июля на сцене Московского международного Дома музыки, корреспонденту Infox.ru рассказала известная российская органистка Екатерина Мельникова.   

-Екатерина, расскажите о своем музыкальном образовании, почему свое творчество Вы связали именно с органом?

Я поступила в Центральную музыкальную школу при Московской государственной консерватории, где кроме обязательного фортепианного  репертуара уже со второго класса стала заниматься камерным ансамблем. Вскоре у нас сложилось фортепианное трио, это увлечение вылилось в то, что, когда мне было 15 лет у нас сложилось  трио - фортепиано, скрипка, виолончель. Мы переиграли много прекрасной музыки, написанной для этого состава, и в возрасте 15 лет выиграли  юношеский конкурс  «Концертино Прага». Именно там, в Праге я услышала орган, что, безусловно, оставило отпечаток. А затем была Московская Государственная Консерватория, где я впервые прикоснулась к этому инструменту. Тогда я поняла, что это мой инструмент и даже не инструмент, а целый оркестр. После Московской Консерватории я окончила аспирантуру лондонской Королевской академии музыки.

-Органная музыка в основном имеет духовное содержание. Что Вам хотелось привнести нового в звучание органной музыки?

Действительно, органный репертуар в основном связан с католическими и протестантскими богослужениями. А в России орган - это, прежде всего, концертный инструмент, поэтому мне хотелось выйти за рамки привычного репертуара, уйти от стереотипа, что орган – музейный экзотический инструмент. Мне всегда хотелось трактовать орган, как универсальный современный инструмент, найти новый характер звучания, характер музыки. Ведь этому инструменту подвластно великое множество красок. Орган, несмотря не свою механическую природу, может быть живым и выразительным.

При этом, репертуар может быть очень разным, орган прекрасно звучит и в сочетании с другими инструментами. Постепенно после встречи с режиссером Юрием Берестенниковым мы пришли к такой форме театрализованных концертов – как органные перфомансы, шоу. Общую музыкальную драматургию я продумываю сама, и уже на основе этого выстраивается шоу. А бывает, что все идёт от требования продюсера включить рок-группу в программу - и возникает, например, как в шоу «Римские каникулы», сцена «бои Гладиаторов». Я все время ищу что-то новое, двигаюсь вперед.

-Кроме как в духовной музыке, где еще используется орган?

У органа богатая история – это был и военный инструмент, и потешный. Совершенно особую роль он сыграл в кино. Например, в век немого кино в Европе, Америке и Англии существовала традиция, когда органист играл во время сеанса. И даже, когда эпоха немого кино прошла, в Англии ещё долго сохранялась традиция перед началом сеанса играть органную увертюру.  В прошлом, эту традицию решили продолжить в рамках Московского Кинофестиваля, где я играла на ретроспективе трех фильмов Эрнста Любича («Анна Болейн», «Госпожа Дюбарри» и «Горная кошка»). 

-Расскажите, пожалуйста, о своем творчестве, как композитора.

Мне нравится писать музыку «по случаю». Например, недавно мне выпала честь написать пьесу «Королевские фанфары» для открытия нового органа на исторической сцене Большого театра.

Вскоре после этого мне поступило предложение сочинить пьесу и для открытия выставки «Прерафаэлиты: Викторианский авангард» в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Для этого события я специально сочинила гимн для смешанного хора и духового квинтета на стихи английской поэтессы викторианской эпохи Кристины Россетти, яркой представительницы движения прерафаэлитов. Это чудесные романтические стихи о любви. О настоящем пробуждении - рождении души. Моя музыка – об этом.

-У Вас был интересный проект «Музыка великих», как он возник? 

«Музыка великих» – это идея режиссера Юрия Берестенникова соединить музыку великих исторических личностей -  Ивана Грозного, Генриха VII, Жан-Жака Руссо, Ницше, Гофмана, Леонардо да Винчи. Об этом мало известно, но они писали музыку. Здесь я выступила  как исполнительница, и как автор органных версий (например, известной вокальной Стихиры Ивана Грозного, музыкальных реконструкций (по сохранившимся двум тактам Леонардо да Винчи), и как композитор («Маленькие вариации на музыкальную тему Жан- Жака Руссо). Нам хотелось донести до слушателей эту давно не исполнявшуюся музыку, показать, как великие исторические личности могут взаимодействовать, перекликаться друг с другом через века.

-В Вашем шоу «Римские каникулы» звучит даже современная рок-музыка? Как Вам удалось сочетать вместе классику и рок? 

«Римские каникулы» - представление в трёх сценах – «На улицах Рима», «Ватикан», «Колизей».  Звучит музыка Игоря Стравинского, Паганини, Пуччини, Доницетти, Чайковского, Наймана, Гласса, Вивальди, Бокеррини. Тут же песни Элвиса Пресли, Челентано.

-А Ваша музыка там звучит?

Да, звучит «Тарантелла» (пролог) и «MISSA XXI» (для смешанного хора с органом), и рок-пассакалия «Бой гладиаторов» для органа, ударных инструментов и рок-ансамбля. Дело в том, что Юрий Бертенников решил, что в шоу должны быть рокеры. Я стала думать, где же здесь может быть рок? Что это может быть? И решила, что рок-музыка хорошо может выразить бой гладиаторов. Постепенно, когда сюжет  доходит до кульминации – врывается рок-группа. Звучат электронные инструменты. С нами тогда сотрудничала рок-группа «Пилигримм».

Вообще, постановка всегда рождается в сотворчестве людей. Например, когда с «Римскими каникулами» мы выступали на сцене Концертного зала им. Чайковского, у Назара Кожухаря  (художественного руководителя и дирижера Ансамбля солистов The Pocket Symphony ) возникла идея выстроить весь наш концерт не только на сцене, а освоить пространство всего зала.  Ведь в зале Чайковского самая лучшая акустика в центре зала. Например, одинокая виолончель отвечает из другого конца зала, так пространство всего зала осваивается. Поскольку действие происходит то на улице Рима, то в Ватикане, то в Колизее, оркестр начинает играть совершенно в разных концах зала. Таким образом слушатели оказываются вовлеченными в происходящие события. 

-Расскажите, пожалуйста, про Ваше шоу «Париж», которое скоро можно будет увидеть в Московском Международном Доме Музыки.

В этом шоу мы создаем радостную и романтическую атмосферу Парижа.  С нами будет выступать кларнетист Сергей Шитов -  гениальный музыкант и гениальный импровизатор. Он будет главным персонажем, создающим романтический дух Парижа. Мы соединяем хореографию, пластику и музыку вместе с пластическим театром Алишера Хасанова «Мим – оркестр», он ставит несколько композиций.

Будет несколько сюжетов: образ Эдит Пиаф. Затем, на музыку Клода Дебюсси будет разыгрываться рождение Вацлава Нижинского, как звезды – это уже другая тема Русских балетов Дягилева в Париже. Знаменитая «Прелюдия к послеобеденному отдыху фавна» Дебюсси тоже появляется.  Хореографом и главным исполнителем балета на эту музыку и был Вацлав Нижинский.

Эмоционально все это передано очень глубоко. Мы все вместе будем творить на сцене. И это замечательно, поскольку каждый раз такое совместное творчество – это открытие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Популярные посты

Игорь Стрелков
14.04.2018, 09:34
Андрей Нальгин
22.01.2018, 12:01
Игорь Стрелков
25.05.2018, 13:23
Андрей Нальгин
04.03.2018, 16:58
Андрей Нальгин
02.02.2018, 10:27
Полная версия