Москва
20 октября ‘19
Воскресенье

Валерия Касамара: ЕГЭ необходимо модернизировать

Валерия Касамара: ЕГЭ необходимо модернизировать

В Москве заканчивает работу III форум социальных инноваций регионов. Одним из направлений его работы стало обсуждение проблем молодежи. О достижениях и проблемах молодежной политики, о том, почему большинство молодых людей не стремится стать активными и о том, каким должен быть ЕГЭ, рассказала Infox.Ru проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара.

- Расскажите, пожалуйста, с чем вы пришли на форум, какие вы видите основные проблемы и достижения?

Форум - это прежде всего коммуникационная площадка, и сегодня коллеги рассказывали, что надо было приехать из своего региона, чтобы встретить другого человека из своего региона и узнать про то хорошее, что они вместе делают. И поэтому здесь это, конечно, замечательная возможность обмена опытом, и таким образом у нас есть возможность посмотреть со стороны на те проблемы, с которыми сталкиваются коллеги, понять, в чем мы единомышленники, что нас объединяет, и это возможность осмысления вообще всей деятельности, связанной в моем случае с молодежью и молодежной политикой. Сегодня я говорила о проекте «Я профессионал» - это студенческая олимпиада, руководителем которой я тоже являюсь, большой проект, входящий в платформу «Россия - страна возможностей». Здесь интересно сопоставление наших целей и задач, которые есть и на федеральном, и на региональном уровне, потому что у всех у нас одна цель - сделать так, чтобы молодежь могла самореализоваться. Для того, чтобы раскрыть ее потенциал, для того, чтобы мы с вами понимали, что люди - самое дорогое, что у нас есть, поэтому работаем в одном направлении.

- Вы сказали одну очень интересную и важную вещь, что на самом деле делается много, становится больше возможностей, и социальные лифты работают, есть общая федеральная программа, которая сверху донизу пронизывает все, включая муниципальные образования, и они эффективны достаточно во многих регионах. Но есть проблемы психоэмоционального характера, которые препятствуют вовлечению молодежи в эти процессы. Могли бы вы чуть-чуть подробнее рассказать об этом?

С одной стороны, мы видим беспрецедентную историю, когда государство инвестирует гигантские деньги в то, чтобы была вся палитра проектов, в которых молодежь могла бы реализовываться. Здесь мы не видим крена в какую-то одну сторону, что, например, России нужны только управленцы, и этим притягательны те проекты, которые предлагаются в стране, в регионах в рамках платформы «Россия - страна возможностей». Но мне кажется, что мы сталкиваемся с той ситуацией, когда организаторы всех этих мероприятий зачастую бывают больше заинтересованы в получении результата, нежели сама молодежь. И здесь встает гигантская проблема - это проблема мотивации, потому что человеку надо объяснить, зачем ему это надо, я сегодня как раз про это говорила, что мы, условно говоря, взрослые организаторы, промеж себя уже решили, зачем нам это надо, на 50 процентов дело сделано, а теперь осталось самое главное -  уговорить молодежь, чтобы она активнее принимала участие.

Потому что на сегодняшний день я вижу, что есть пласт молодежи, которая очень активна. Они ездят на форумы, они участвуют в конкурсе грантов, они с идеями своих стартапов получают поддержку. Но пока что это активисты, которые варятся в собственном соку, и здесь хочется, чтобы их становилось больше. Поэтому главное для меня сейчас - именно проблема мотивации молодого человека, который достаточно прагматично настроен, который четко хочет понимать, зачем мне это надо, зачем я буду тратить свое свободное время на участие в чем-то, вот скажите мне, что я с этого получу.

И поэтому здесь мы с определенным оптимизмом, идеализмом сталкиваемся с другой стороной, когда есть спокойный прагматизм, и вот здесь нужна точка стыковки. Такие форумы как раз и понимают понять, а как же нам сделать так, чтобы мы друг друга услышали, поняли, и действительно мы предлагаем то, что им надо, или как сделать так, чтобы они подумали, что они очень хотят участвовать в том, что считаем правильным мы.

- Только ли это прагматизм, или тут есть еще какие-то психологические особенности поколения, которые связаны с благополучием, в котором выросли современные дети, с доступностью информации, с особым определенным качеством этой информации?

Для меня это целый клубок, скажем так, обстоятельств, и поэтому здесь есть специфика поколения, безусловно, это молодые люди, когда мы сейчас говорим про студенческую молодежь, которые выросли в достаточно стабильное время, они сами себя называют поколением Путина, но для меня это то поколение, которое очень сильно любили и опекали родители, создавая всячески буферную зону. И поэтому это люди, привыкшие к определенному комфорту, и здесь очень характерно для них нежелание выходить из зоны этого комфорта. А когда мы предлагаем что-либо делать, значит, надо рискнуть, взять на себя ответственность, надо пожертвовать свое собственное время, инвестировать свои силы, а молодежь зачастую привыкла жить в режиме энергосбережения. И для того, чтобы она из этого режима энергосбережения вышла и сделала шаг и попробовала себя, это, конечно, определенных усилий требует.

Зачастую мы видим, что они готовы оставить все как есть, хотя их зона комфорта может быть совсем некомфортной, но они предпочитают зафиксировать это положение по одной простой причине: я хочу жить так, как я живу, потому что я все знаю про это, а когда вы мне что-то предлагаете, то это определенная неизвестность.

Получается борьба между стабильностью и тем, что я знаю, и вызовом, на который можно ответить. И вот здесь, мне кажется, самое главное - объяснить, что когда ты отвечаешь на вызов, это делает твою жизнь намного интереснее, то есть, ты делаешь шаг к совершенно другому образу жизни, это другая эмоциональная палитра, это познание себя. А поскольку для молодежи очень значима самореализация, и они все время про это говорят, то мне кажется, что здесь наша задача - рассказать, что эта самореализация может быть намного ярче, интереснее, полноценнее и открывать для них новые горизонты.

И здесь мне хотелось бы отдельно коснуться темы ЕГЭ, потому что на сегодняшний момент для молодого человека это тяжелое испытание по многим причинам, потому что, с одной стороны, все сфокусировано на экзаменах, и главный вопрос - есть ли жизнь после ЕГЭ - волнует многих, а, с другой стороны, возникает вопрос: а почему те задания, которые мы выполняем, выглядят именно так, почему они такие несовременные, почему они не готовят нас к жизни? И мне здесь кажется, что начинать нужно именно с этого, со школьного периода, когда молодой человек уже начинает свою раннюю профориентацию, и он понимает, что все, что он делает, он делает не для галочки, а для подготовки к реальной жизни. Когда у нас все - и система образования, и проекты, которые предлагаются, будут нацелены на реальную жизнь, вот тогда мы получим больший отклик. Поэтому я хочу выступать с предложениями об изменении тех заданий, которые сегодня есть в ЕГЭ, о пересмотре этого экзамена, потому что с одной стороны он, безусловно, нужен, но с другой стороны, ему уже 20 лет и он немного устарел, пора его модернизировать.

- Очень интересный подход к пересмотру всей системы образования. Знаете, я слышала, что наши выпускники школ, особенно те, кто свои первые практики проходили в очень продвинутых гимназиях, в очень интересных творческих командах, которые участвовали в конкурсах, устраиваемых, в том числе, и при поддержке государства, попадая в вузы, получают некое страшное разочарование от вот этой несостыковки, когда после этой активности, продуктивности, которую они уже до своих 17 лет имели, они попадают в классическую образовательную среду университета или института, где ничего этого нет. Такая смена картинки - многих приводит к мысли бросить учебное заведение. Что вы по этому поводу думаете?

- Во-первых, московские вузы очень разные, и картинка везде очень разная, но я могу, действительно, сказать, что по результатам наших исследований мы видим, что высшее образование очень популярно среди родителей, и родители считают, что это крайне важно для ребенка, потому что это определенный социальный статус, и это те установки, которые нам достались еще от наших родителей, что для нормального социального статуса должно быть, конечно же, высшее образование. Родители это понимают, но у ребенка очень часто возникает очень прямой вопрос - зачем мне это надо, потому что появляется огромное количество возможностей заработать деньги, не имея высшего образования, особенно если мы берем какие-то IT-направления, то сейчас есть примеры ребят, которые, еще будучи школьниками, делают свои стартапы, зарабатывают деньги и поэтому вопрос «зачем мне это надо» точно так же зависает и стоит.

Соответственно, если мы говорим о том, что все должно быть не для корочки, а для жизни, то это гигантский вызов перед высшими учебными заведениями о перестройке своих образовательных программ. Потому что у человека осознание того, что высшее образование - это, условно говоря, кругозор и прочее, прочее, приходит намного позже, не в 16-17 лет, когда он должен принять решение о том, что ему было так тяжело в школе, о том, что он невыносимо тяжело жил десятый-одиннадцатый класс, потому что его всю дорогу готовили к ЕГЭ, и вот теперь еще опять куда-то идти, такое психологическое насилие, а у молодого человека ответа на этот вопрос – зачем нет.

Многие находятся под давлением родителей, и авторитет родителей оказывает решающее воздействие, у нас опять же опросы общественного мнения подтверждают, что родители принимают гигантское участие в решении всех важных жизненных вопросов, но здесь мы говорим про молодого человека, которому с этим жить, чтобы не было ломки, чтобы не было ощущения «зачем я пошел на поводу». Тот же бакалавриат - четыре года, с одной стороны, нам кажется это ничтожно мало, но для молодого человека это целая жизнь, и поэтому эта жизнь должна быть не просто так потрачена, а проведена очень с пользой и с пониманием, зачем я это делаю.

Популярные посты

Игорь Стрелков
14.04.2018, 09:34
Андрей Нальгин
22.01.2018, 12:01
Игорь Стрелков
25.05.2018, 13:23
Андрей Нальгин
04.03.2018, 16:58
Андрей Нальгин
02.02.2018, 10:27
Полная версия