Москва
18 сентября ‘20
Пятница

Плавающий объект с неопределенным статусом

Сухогруз Arctic Sea так и не доплыл до Алжира, остановившись в Средиземном море. Ни родственники моряков, ни представители компании-судовладельца не располагают достоверной информацией о том, что происходит на борту. Пустить корабль в какой-либо из портов юридически невозможно. Владелец Arctic Sea назвал ситуацию вокруг корабля циничной и шокирующей, не имеющей аналогов в мировом судоходстве.

Компания -- судовладелец сухогруза Arctic Sea до сих пор находится в полном неведении о судьбе членов экипажа и ситуации на судне, так как до сих пор не имеет связи с Arctic Sea. Более того, судно больше не движется. Об этом в эксклюзивном интервью Infox.ru рассказал судовладелец Виктор Матвеев.

-- Виктор Юрьевич, когда наконец Arctic Sea придет в алжирский порт назначения Беджайя и где в настоящий момент находится сухогруз?

-- С того места, где сейчас находится судно, оно теоретически может дойти до порта назначения за полтора суток. В настоящий момент Arctic Sea стоит на месте, корабль прошел на буксире пролив Гибралтар, однако уже неделю стоит в 60 милях от пролива.

-- Почему? Судно потеряло ход?

--Это вопрос не совсем по адресу, начиная с 17 августа мы не имеем с ним связи.

-- Откуда же вы знаете, где находится ваш сухогруз?

-- Информацию о местонахождении судна мы получаем с помощью электронных средств слежения, и она достоверна. Я всегда знал о местонахождении судна.

-- Что будет с судном, когда оно дойдет до порта Беджайя? И дойдет ли оно?

-- Для того чтобы судно куда-то отправилось, его нужно привести в исправное состояние. Определить его юридический статус. Это достаточно большая и трудоемкая работа. Мы с 17-го числа предприняли две попытки послать на борт наших техников и инженеров со всем необходимым оборудованием на основании договоренностей со следственным комитетом, однако договоренности не были выполнены. Поэтому что происходит с сухогрузом, нам не известно. Мы не имеем полноценной связи с оставшимися на борту членами экипажа. Общение ограничилось несколькими sms, которые капитан послал жене и нашему представителю. Поэтому мы не располагаем достоверной информацией о техническом состоянии судна.

-- Каковы повреждения судна? СКП утверждает, что повреждения незначительны, лишь немного пострадала рубка.

-- СКП много что утверждает. Я не знаю, каково состояние судна. Из СМИ я знаю, что представители следствия покинули борт, и по логике могу предположить, что так оно и есть, но утверждать это я не могу, так как не располагаю достоверной информацией. Однако насколько я знаю, военные до сих пор находятся на судне.

-- Какова ситуация с запасами провианта и топлива? Они ведь должны были закончиться еще в августе?

-- Если мы говорим о запасах, которые были приняты перед отправкой в рейс, то они давно закончились. Мы информацией о новых дозагрузках не располагаем. Я предполагаю, что раз на судне находятся люди, то какие-то припасы кто-то им дал. Хотя я не уверен в этом.

-- Удивительно, вы владелец судна и второй месяц не знаете, что с ним происходит.

-- Сказать, что ситуация вокруг судна удивительна, это очень мягко. Это просто шокирующая циничность, но при всем моем желании я не могу спекулировать на эту тему. Мне не хочется вступать в полемику с теми неправдоподобными слухами, которые появляются в СМИ, или с заявлениями российских высокопоставленных чиновников. Это совершенно дикая ситуация для нас. Случаев, подобных Arctic Sea, в мировом судоходстве не было, уникальность в том, что мы, судовладельцы, полностью выключены из ситуации.

-- Какова реакция мальтийских властей?

-- Для всех, кто связан с судоходством, в первую очередь для мальтийской морской администрации, администрации Финляндии, Швеции и многих других стран, с которыми мы сотрудничаем, ситуация совершенно шокирующая. Они были в шоке от того, что никакие предварительные договоренности не были выполнены.

-- Насколько я понимаю, вопрос правового статуса судна и заход в порт Лас-Пальмас всегда упирался в позицию СКП?

-- В общем, да, но сказали это вы, а не я.

-- Каков на сегодняшний день юридический статус сухогруза?

-- На сегодня судно не считается коммерческим. Это та причина, по которой Arctic Sea не пустили в Лас-Пальмас. Корабль не соответствует требованиям мальтийского флага, под которым оно работает. По законам Мальты на судне, находящемся в море, должно быть не менее 14 членов команды, при этом они должны быть дипломированными специалистами. Их на сегодня нет. Юридически Arctic Sea -- это какой-то плавающий объект с неопределенным статусом. Для того чтобы зайти в какой-нибудь порт, эти вопросы должны быть решены. Мы предлагали различные способы решения этой проблемы, однако со стороны сотрудников СКП мы не встретили никакого сотрудничества.

-- СКП контактирует с вами как с хозяевами судна?

-- Когда часть экипажа находилась две недели в СИЗО, был какой-то диалог. Наш представитель вылетел одним рейсом вместе с сотрудниками СКП из подмосковного аэропорта Чкаловский на Канары. Однако по прилете наш представитель провел неделю в гостинице, а сотрудники СКП заявили ему: кто ты такой и почему мы должны с тобой разговаривать об Arctic Sea? В итоге он улетел ни с чем. Через неделю была новая договоренность с СКП о приемке судна, и снова ситуация повторилась. Вопросов много, но я не могу на них ответить.

Таинственная пропажа

Таинственная пропажа Arctic Sea уже второй месяц вызывает как в российских, так и в зарубежных СМИ волну догадок относительно истинных обстоятельств этой истории. По официальным данным российских властей, следовавшее под флагом Мальты судно с 15 российскими моряками на борту пираты захватили 24 июля у шведского побережья.

Местонахождение судна в течение нескольких недель оставалось загадкой, при этом у наблюдателей вызывал удивление тот факт, что к розыскам одного судна подключилась целая эскадра кораблей Черноморского флота. В поисках помогали и страны-члены НАТО. 17 августа сухогруз был обнаружен неподалеку от островного африканского государства Кабо-Верде и освобожден российскими моряками.

По данным следствия, Arctic Sea был захвачен восемью гражданами Эстонии, Латвии и России, которые сейчас находятся под стражей в Москве. При этом некоторые СМИ предполагали, что на сухогрузе помимо официально заявленной древесины есть некий тайный груз -- наркотики или ракетные комплексы С-300. По этой информации, оружие якобы предназначалось для Ирана, а захват судна инсценировала израильская спецслужба «Моссад».

Российские власти эту информацию категорически отрицают. Проведенный на судне обыск СКП России не выявил на нем ничего, кроме официально заявленного груза древесины.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия