Москва
2 июня ‘20
Вторник

Власти выслушают позицию СМИ по закону об инсайде

Дмитрий Медведев поручил правительству и ЦБ принять во внимание аргументы представителей СМИ по поводу закона об инсайдерской информации. Президент в ближайшее время получит от кабинета министров предложения, которые будут оптимизировать регулирование в сфере инсайда.

Президент России Дмитрий Медведев поручил правительству и, в частности, Министерству финансов обсудить с представителями СМИ их озабоченность по поводу закона об инсайдерской информации и сделать предложения, которые будут оптимизировать регулирование в этой сфере, передает РИА «Новости».

Удавка для журналистов

«Я поручаю правительству, Алексей Леонидович (Кудрин, министр финансов), вам и, естественно, нашему регулятору этим вопросом озаботиться, встретиться и послушать позиции СМИ и уже с финальной версией закона об инсайдерской информации, естественно, в кооперации с Госдумой, может быть, сделать какие-то предложения, которые будут оптимизировать регулирование в этой сфере», -- заявил Медведев, выступая на заседании совета при президенте по развитию финансового рынка.

Закон о противодействии инсайду -- досрочному распространению сведений (возможно, заведомо ложных), которые могут повлиять на рынок, -- может быть принят в текущем году после более чем десяти лет межведомственных споров. В случае принятия закона права инвесторов будут лучше защищены, но по мнению многих экспертов, его излишняя жесткость может повредить рынку.

Глава государства отметил, что опасения имеются не только у участников финансового рынка, но и, в частности, у СМИ. «Я встречался с главными редакторами, они очень обеспокоены законом об инсайдерской информации и считают, что это будет удавкой на горле СМИ, что из них выпьют кровь, заставят отвечать за те вещи, которые они не совершали», -- отметил президент. «Я думаю, что здесь есть и эмоции, и преувеличение, тем не менее в этом вопросе нужно разобраться», -- добавил он.

После внесения законопроекта о противодействии инсайду в Госдуму споры вокруг документа приняли конкретный характер. В частности, речь идет о четком определении самого понятия инсайдерской информации и критериях ответственности вторичного инсайдера -- того, кто передал информацию третьему лицу, не зная, что она является инсайдом. Обсуждается и целесообразность уголовного наказания за инсайд -- даже в странах с развитой экономикой его ввели не сразу либо вовсе предпочитают воздерживаться от такой меры.

Терминологические расхождения

В конце ноября прошлого года рабочая группа Госдумы одобрила поправки, предложенные Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР) ко второму чтению по проекту закона. Как заявлял глава ФСФР Владимир Миловидов, служба разработала новые концептуальные поправки, которые будут в том числе касаться ответственности журналистов и определения инсайдерской информации.

Согласно поправкам, ответственность за раскрытие инсайдерской информации возлагается на первичных инсайдеров, а журналист за раскрытие данных ответственность нести не будет. В то же время, по словам Миловидова, за использование инсайдерской информации (например, при торговле ценными бумагами) будут отвечать все, включая журналистов.

Проект закона «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком» был внесен в Госдуму правительством еще в конце декабря 2008 года. В процессе подготовки документа и рассмотрения его в парламенте возникало немало спорных моментов, касающихся как определения базовых понятий, так и круга лиц, причастных к распространению и использованию инсайдерской информации.

СМИ вне зоны ответственности

В первом чтении законопроект был одобрен Госдумой 17 апреля прошлого года. Позднее председатель профильного комитета парламента по финансовому рынку Владислав Резник уточнил, что Дума может завершить работу над законопроектом в первом квартале. Владимир Миловидов поддержал такие сроки рассмотрения и принятия документа.

Резник отметил, что у парламентариев при работе над законопроектом наибольшую обеспокоенность вызвали используемые термины и их трактовка. Депутаты сочли, что чрезмерно расширен круг лиц, которые отнесены к инсайдерам и вторичным инсайдерам. «По сути, в этот круг попали все, включая технический персонал той или иной организации. Инсайдером могло быть признано даже то лицо, которое и не подозревало бы, что является носителем инсайдерской информации», -- объяснял Резник.

При работе над документом, по его словам, отдельное внимание было уделено вопросу ответственности СМИ. «По существу было предложено закрепить, что случаи, когда средства массовой информации распространяли недостоверные сведения, но при этом не знали, что данные сведения ложные, а также случаи, когда они дословно воспроизвели фрагменты публичных высказываний, заявлений или сообщений граждан и юридических лиц, не будут считаться неправомерным использованием инсайдерской информации или манипулированием рынком. В законопроекте правительства (текст первого чтения) -- считались», -- подтвердил Резник.

Бритва в руках сумасшедшего

Он отметил, что не прекращаются попытки расширить доступ к банковской тайне и размыть это понятие. «Такими темпами банковская тайна может в скором будущем реально прекратить быть таковой. С одной стороны, я слышу доводы о том, что доступ к банковским счетам помогает в выявлении нарушений на финансовых рынках, с другой стороны, можно и возразить, приводя доводы о ее сохранности, надлежащем использовании и об исключении злоупотреблением, поскольку повышенная потенциальная коррупционность законопроекта в этой части очевидна», -- изложил аргументы председатель думского комитета.

Резник также указал на то, что нужно взвешенно и аккуратно подходить к этому законопроекту, поскольку «речь пойдет в буквальном смысле слова о судьбах людей». По его словам, предусмотренные сейчас в Уголовном кодексе санкции за нарушение законодательства о рынке ценных бумаг вместе с законопроектом об инсайде могут дать регулирующему органу мощное оружие -- лишать свободы за неправомерное использование инсайда.

«Но закон не должен стать бритвой в руках сумасшедшего. Это значит, что он должен быть таким, чтобы у всех было его однозначное понимание и трактовка. Любое сомнение должно стать поводом задуматься, обсудить и доработать», -- заключил парламентарий.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия