Москва
14 ноября ‘19
Четверг

«Единой России» не нужно конституционное большинство

Выборы в Госдуму состоятся через год -- в декабре 2011 года. Рассматривая различные сценарии развития событий, эксперты пока считают наиболее вероятным потерю «Единой Россией» конституционного большинства в нижней палате парламента. Единороссы на это отвечают, что им абсолютное доминирование и не нужно.

В течение двух последних сроков работы парламента «Единая Россия» сохраняла конституционное большинство. Хотя на выборах 2003 года партия набрала немногим более 37% голосов, большинство она получила во время работы Госдумы благодаря присоединению к этой фракции одномандатников. На выборах 2007 года список «Единой России» возглавил Владимир Путин, и партия получила более 70% мест, обеспечив себе конституционное большинство в нижней палате. Такого количества голосов достаточно не только для принятия законов, но и для преодоления президентского вето и внесения изменений в Конституцию.

Однако на прошлой неделе по поводу политического режима в стране высказался Дмитрий Медведев. В своем блоге президент заметил, что в политической жизни России наблюдается застой и открыто заявил, что отсутствие конкуренции – негативный фактор. «Если у оппозиции нет возможности выиграть в честной борьбе, она деградирует и становится маргинальной. Но если и у правящей партии нет возможности нигде проиграть, она просто бронзовеет и, в конечном счете, тоже деградирует, как любой живой организм без движения», -- подчеркнул президент.

Такой посыл от главного лица страны дает возможность предположить, что выборы пройдут не столь гладко для «Единой России» и что возможны разные сценарии развития событий.

Конституционное большинство у «Единой России»

«Единая Россия» все же может повторить результат прошлых выборов и сохранить конституционное большинство в парламенте. Ноябрьский прогноз ВЦИОМа свидетельствует, что за партию власти планируют проголосовать 62,9% избирателей при явке чуть более 50%. Из-за пропорциональной системы подсчета голосов (голоса, отданные за не прошедшие в Думу партии, распределяются между парламентскими) эта цифра может обеспечить конституционное большинство – например, в 2007 году за ЕР проголосовали 64,3%, а в результате она получила больше 70% мест.

По мнению президента «Фонда эффективной политики» Глеба Павловского, у партии власти есть шансы получить такой результат, если она проведет хорошую предвыборную кампанию. «В следующем году мы увидим либо сильную партию, либо то, как она отступает, теряя сначала конституционное большинство, а затем и простое», -- заявил политолог.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что «Единая Россия» сможет получить конституционное большинство в парламенте, если список партии снова возглавит Владимир Путин. Если этого не произойдет, считает политолог, значит, ставка будет сделана на относительное большинство – более 50%.

Если «Единая Россия» повторит своей результат четырехлетней давности и снова получит более двух третей мест в парламенте, Дума опять будет обходиться без участия оппозиции. Осенью прошлого года, когда три партии в знак протеста против фальсификаций на региональных выборах бойкотировали работу Госдумы, это совсем не помешало ее работе.

Потеря позиций

Первый замглавы администрации президента Владислав Сурков в середине ноября на встрече с американскими студентами заявил, что «Единой России» будет гораздо сложнее повторить свой результат и набрать две трети голосов.

Большинство экспертов вслед за Сурковым считают вполне вероятным, что в следующем году позиции единороссов в парламенте ослабнут. «Из социологических опросов и политических заявлений наиболее вероятным вариантом развития событий является то, что «Единая Россия» будет бороться за большинство в Госдуме с достаточно высокими шансами получить более 50% мест. Получить конституционное большинство – задача очень сложная», -- считает замдиректора НИИ социальных систем Дмитрий Бадовский.

С одной стороны, потеря конституционного большинства для «Единой России» означает, что по каким-то вопросам партии придется договариваться с другими депутатами. Но, по мнению Алексея Макаркина, серьезных изменений в связи с этим не произойдет. Во-первых, конституционное большинство требуется в редких случаях. Во-вторых, создание коалиций с другими партиями не будет проблемой для «Единой России». «Всегда есть ЛДПР, которая готова в случае чего поддержать партию власти», -- считает политолог. В партии Жириновского с таким мнением не согласны -- депутат Сергей Иванов заявил, что «Единая Россия» будет создавать коалиции со «Справедливой Россией».

Потеря конституционного большинства может быть даже выгодна «Единой России». Так считает директор Института международной политической экспертизы Евгений Минченко. «Пока, насколько я понимаю, концепция избирательной кампании такая – «Единая Россия» не имеет конституционного большинства и делит ответственность с другими партиями. Очевидно, что Госдуме придется принимать крайне непопулярные решения: об увеличении пенсионного возраста, о реформе социального и медицинского страхования. Это целый пакет непопулярных мер, ответственность за которые надо с кем-то разделить», -- размышляет политолог.

Секретарь президиума генсовета «Единой России» Сергей Неверов отчасти подтвердил это предположение, заявив, что партия не ставит своей целью получение конституционного большинства в парламенте. «Я не думаю, что сегодня какой-либо партии это нужно. Для нас очень важно сохранить относительное большинство, чтобы иметь возможность оперативно принимать необходимые меры. Конституционное большинство нужно только для того, чтобы преодолевать вето президента», -- заявил политик.

Новые фракции

Благодаря президентским поправкам в избирательное законодательство шанс получить представительство в Госдуме имеет большее количество партий. Ранее для того чтобы попасть в парламент, им нужно было преодолеть 7-процентный барьер. Теперь партии, набравшие более 5%, получат в Думе одного или двух представителей.

По мнению Дмитрия Бадовского, благодаря этому малые партии, такие как «Правое дело», «Яблоко» и «Патриоты России», проявят большую активность во время предвыборной кампании, и в Госдуме может появиться одна или две новые фракции.

С другой стороны, даже партии, имеющие в парламенте более крупные фракции, часто жалуются на то, что ничего не могут сделать. Депутат от ЛДПР Сергей Иванов считает: «Ну появится новая партия, что дальше? Она получит некоторое представительство в парламенте. Но это фиктивное представительство, потому что ничего они сделать не смогут».

Сопредседатель партии «Правое дело» не согласен с мнением Иванова. Небольшое представительство в парламенте, по его мнению, не помеха в работе. «У нас есть опыт работы в меньшинстве. Есть опыт, когда от партии «Демократический выбор России» в Госдуме было всего пять человек и, тем не менее, они влияли на работу парламента. Был период, когда у СПС было 32 депутата, то есть менее 10%, и при этом половина законопроектов в Госдуме были сделаны депутатами нашей фракции. В парламенте воюют не числом, а умением», -- считает политик.

В «Правом деле» любят вспоминать, как перед выборами 1999 года все опросы показывали, что у СПС (из слияния которого с другими демократическими партиями образовалось «Правое дело») нет шансов перешагнуть 5-процентный барьер. Выход был найден просто – популярный премьер Владимир Путин провел встречу на камеры с лидером правых Сергеем Кириенко, и СПС в итоге набрал 8%. Похоже, что вопрос о прохождении тех или иных партий в Думу будет решаться также и в этот раз. Если, конечно, в Кремле действительно настроены изменить работу Госдумы.

Мы рекомендуем

Полная версия