Москва
13 августа ‘20
Четверг

Верховный суд признал Ходорковского предпринимателем

Верховный суд признал незаконность продления ареста Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Прокуроры настаивали, что к предпринимательской деятельности действия подсудимых не относились, но ВС с такой интерпретацией не согласился. Эксперты считают, что на действия московских судов в отношении бизнесменов это решение вряд ли повлияет.

В пятницу судьи Верховного суда рассмотрели в надзорном порядке жалобу адвокатов бывших владельцев ЮКОСа на решения сначала Хамовнического районного суда, а потом Мосгорсуда о продлении Ходорковскому и Лебедеву сроков содержания под стражей.

История давняя и к нынешней ситуации мало относящаяся. Каждые три месяца на протяжении двухлетнего процесса по второму делу прокуроры ходатайствовали о продлении срока содержания под стражей (чтобы Ходорковский и Лебедев оставались в СИЗО, в тюремных условиях, а не в условиях колонии, к пребыванию в которой их приговорил Мещанский суд по первому делу), адвокаты традиционно возражали, а судья традиционно удовлетворял просьбу прокуроров. Год назад в силу вступили поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые запретили заключать под стражу людей, обвиняемых в экономических преступлениях. Несмотря на это, бывшим руководителям ЮКОСа срок ареста снова продлили, а судьи Мосгорсуда после кассации объявили, что Ходорковский и Лебедев не являются предпринимателями «в том смысле, который предусмотрел законодатель». Объяснить позицию законодателя взялся Верховный суд, собравший пленум для разъяснения нового закона. Но и это не помогло – 16 августа Хамсуд снова продлил арест Ходорковскому и Лебедеву. Мосгорсуд решение одобрил и подтвердил.

В результате жалоба, дважды рассмотренная в Мосгорсуде (в кассационном и надзорном порядке) вернулась в Верховный суд. Оспариваемый срок содержания под стражей к этому моменту уже пять месяцев как истек. Михаил Ходорковский, выразивший желание участвовать в заседании, пояснил, почему этот вопрос для него важен: «Хотя ваше решение не окажет прямого влияния на мою судьбу, оно является принципиально важным. Создается прецедент нарушения закона, прикрывающего коррупционную кормушку. Если на это жестко не отреагировать, практика будет растиражирована», -- обратился к судьям бывший предприниматель. По его словам, московские суды уже целый год демонстративно отказываются выполнять закон и выдают разрешения на арест предпринимателей.

«Кто сомневается, что нежелание расставаться с этой кормушкой связано именно с коррупционно-рейдерскими мотивами? Ведь если подчиняться закону, деньги придется класть в бюджет в виде залога, а не в свой карман», -- уверен Ходорковский. По его словам, система, в которой предпринимательская деятельность приравнивается к уголовному преступлению, приводит к тому, что люди понимают – лучше украсть и откупиться, чем заниматься бизнесом.

Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант уверен, что отказ выполнять президентские поправки в УПК – это солидарная позиция всех московских судов. «Если это не дело по предпринимательству, этого дела нет вовсе. Ничего другого в этом обвинении нет. Мы, в целом, об этом и говорим – речь идет об искусственной криминализации делового процесса. Но они-то с этим не согласны!», -- заявил Клювгант.

Его оппонент прокурор Валерий Лахтин был, как всегда, суров и уверен в себе. «Очередной раз защитники опускаются до оскорблений судебных решений и судей, это является основанием обратиться в адвокатскую коллегию», -- в очередной раз пригрозил он, пояснив, что сам делать этого не собирается, потому что работает профессионально, а не занимается демагогией.

Выступление Лахтина отличалось от многих предыдущих заявлений на эту тему. Представитель прокуратуры впервые объяснил, почему Ходорковского и Лебедева нельзя считать предпринимателями. Лахтин признал, что после внесения поправок в УПК прокуроры действительно несколько растерялись, но затем пленум Верховного суда разъяснил им, кого стоит считать предпринимателем, а кого нет. В постановлении пленума было сказано, что оценивать людей как предпринимателей стоит в соответствии с определением Гражданского кодекса в статье «Предпринимательская деятельность».

«Самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли», -- процитировал Гражданский кодекс прокурор Лахтин и начал объяснять, почему к Ходорковскому и Лебедеву это определение отнести нельзя. – Согласно предъявленному обвинению, их деятельность носила несамостоятельный характер. Ходорковский и Лебедев использовали подставные организации, которые представлялись самостоятельными в преступных целях. То есть эти организации были несамостоятельными».

Кроме того, уверен Лахтин, Ходорковский и Лебедев действовали не с целью «систематического получения прибыли», а с целью хищения, и, соответственно, их деятельность «ни по каким критериям не относилась к предпринимательской».

Верховный суд не согласился с такой интерпретацией своего же постановления, признал судебные решения Хамовнического и Московского городского судов незаконными и постановил их отменить. Решение не очень существенное, но все же неожиданное – не привыкшие к решениям в пользу Ходорковского зрители после оглашения зааплодировали. Смутившиеся судьи заявили, что слушание закончено, и попросили присутствующих покинуть зал заседаний.

Для Ходорковского и Лебедева это решение мало что означает – оспариваемый срок ареста истек пять месяцев назад и сейчас подсудимые находятся в СИЗО без какого-либо судебного решения. «Сенсации в этом не вижу, -- заявил адвокат Вадим Клювгант. – Просто Верховный суд в ситуации, когда это ничего не значит, показал, что у нас может быть вынесено справедливое решение».

По словам главы Коллегии адвокатов "Трунов, Айвар и партнеры" Игоря Трунова, президентские поправки в отношении предпринимателей работают выборочно. Но в последнее время ситуация постепенно начала меняться. Адвокат рассказал, что в его практике есть шесть дел в отношении предпринимателей, которым изменили меру пресечения на более мягкую.

Но, считает Трунов, на решениях московских судов эта тенденция может и не отразиться. «Московские суды были сформированы во времена Лужкова, это такой спецсубъект. Общеизвестна практика противостояния Московских судов и Верховного суда, которые по-разному понимают правоприменительную практику. На московские суды может ничего не повлиять, на них даже решения Конституционного суда не действуют, Верховного и подавно», -- подчеркнул адвокат.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия