Москва
28 мая ‘20
Четверг

Физики разочарованы решением Нобелевского комитета

Нобелевской премии по физике удостоились всего двое из пяти ныне живущих ученых, предсказавших существование бозона Хиггса. Это разочаровало Томаса Хагена и Геральда Гуральника, чей вклад в открытие бозона остался недооцененным.

В 2013 году Нобелевская премия по физике была присуждена англичанину Питеру Хиггсу и бельгийцу Франсуа Энглеру. В 1964 году они независимо друг от друга опубликовали две статьи (соавтором Энглера был ныне покойный Роберт Браут), в которых предсказывалось существование тяжелой частицы, которая впоследствии стала известна как бозон Хиггса.

Однако в том же 1964-м, всего месяц спустя после статей Хиггса, Энглера и Браута, появилась еще одна работа, посвященная этой же частице. Ее написал Томас Киббл из Имперского колледжа Лондона совместно с двумя американскими коллегами – Карлом Хагеном и Геральдом Гуральником. Эта статья была самой полной из всех, и ее авторы по праву считаются одними из «отцов» бозона Хиггса.

Согласно правилам, Нобелевская премия может быть за один раз присуждена максимум троим исследователям. Тем не менее, решение наградить ею только Энглера и Хиггса разочаровало остальных претендентов. «Выбирая между правилами и объективным решением, шведы выбрали правила», -- заявил Карл Хаген газете The Washington Post. По его мнению, Нобелевский комитет мог бы в этом году никого не награждать премией по физике, а в следующем году присудить сразу две премии всем пяти нине живущим ученым.

«Европейская интрига по выдавливанию американцев»

В интервью изданию The Telegraph Карл Хаген также посетовал на «европейскую интригу по выдавливанию американцев». Он подчеркнул, что Американское физическое общество, в отличие от Нобелевского комитета, в свое время признало заслуги всех шести теоретиков. «Впрочем, я не нуждаюсь в Нобелевке, и я буду счастлив сойти в могилу без нее», -- отметил 76-летний физик.

Геральд Гуральник отчасти солидарен со своим коллегой. «Не буду лгать, я немного разочарован», -- приводит его слова The Washington Post. Спокойнее всех к присуждению премии Хиггсу и Энглеру отнесся Томас Киббл: «я и мои коллеги, Гуральник и Хаген, внесли свой вклад в открытие, но наша работа, без сомнения, была самой последней из трех, так что я не удивлен решением Шведской академии», -- сказал он журналистам The Guardian.

Другие представители научного сообщества также выразили свое недоумение. «Несомненно, Хиггс и Энглер заслужили премию. Вопрос в том, почему решено было исключить трех остальных теоретиков», -- рассказал The Washington Post известный астрофизик Марио Ливио. Киббл, Гуральник и Хаген «были равно достойны награды», -- отметил физик Оливер Бучмюллер, принимавший участие в экспериментах на Большом адронном коллайдере.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия