Москва
17 января ‘20
Пятница

Медведев «сгладил углы», комментируя дело Абызова

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев впервые прокомментировал арест бывшего министра Открытого правительства Михаила Абызова.

В ходе общения в прямом эфире с пользователями соцсети «ВКонтакте» премьер заявил, что к работе Открытого правительства в целом лично у него нет никаких претензий. Это была серьезная структура, которая занималась важной и нужной работой. Что касается «его (Абызова) коммерческой деятельности, то она мне абсолютно неизвестна», сказал Медведев.

Уже предполагая, в чем мог состоять конфликт, глава правительства заявил: «Я действительно слышал о том, что был и, видимо, остался определенный конфликт между ним и кредиторами, который, судя по всему, получил, в конечном счете, и такое уголовно-правовое развитие». Он выразил сожаление, что все до этого дошло. Конфликт вовремя «не был урегулирован в гражданско-правовом поле через суд», и теперь «другого варианта развития событий не существует». Сейчас вопрос с Абызовым будет решаться следствием и судом, указал Медведев и в заключение напомнил, что в России действует «известный правовой принцип», следуя которому называть человека виновным может только суд.

27 марта Басманный суд Москвы отправил Абызова под арест до 25 мая. По версии следствия, он создал и возглавил преступное сообщество, которое путем обмана акционеров («Сибирская энергетическая компания» и «Региональные электрические сети») вывел в подконтрольные зарубежные офшоры порядка 4 млрд рублей. Как отмечают в СК, эти действия поставили под угрозу развитие энергетики в нескольких российских регионах.

Акценты расставлены правильно

Автор Telegram-канала «Минправды» по поводу слов Медведева относительно дела Абызова отмечает, что из рассказа премьера складывается впечатление, будто подозреваемого задержали из-за некоего конфликта с кредиторами, «который якобы можно было разрешить в гражданско-правовом поле». Однако это не вяжется с тем фактом, что Абызов подозревается в мошенничестве в особо крупном размере и создании преступного сообщества с использованием служебного положения.

Главным пунктом в материалах дела идет конкретная сделка: Абызов и его коллеги продали ФГУПу «Алмазювелирэкспорт» акции четырех компаний — АСС, ПРиС, ПЭСК, РЭМиС по завышенной в 20 раз стоимости. Полученные деньги вывели в офшор, приналежащий, как полагает следствие, Абызову. Даже само по себе обладание офшором для человека на госслужбе является преступлением. Об это, кстати, ранее говорила спикер Совфеда Валентина Матвиенко, напомнил автор канала.

Мы рекомендуем

Полная версия