Москва
8 августа ‘20
Суббота

«Так приложить о полосу ни один самолет не выдержит» – Пивоваров о катастрофе SSJ

Журналист, пилот-любитель Алексей Пивоваров проанализировал катастрофу принадлежащего «Аэрофлоту» SSJ100 в Шереметьево и пришел к выводу о том, что технические огрехи самолета не имеют отношения к случившемуся.

В опубликованном в Youtube видео Пивоваров признал, что у «Суперджета» действительно «мягко говоря, есть технические недочеты». «Но к данной катастрофе они не имеют отношения. Какой бы самолет вы с такой силой не приложили о ВПП, не выдержал бы ни один «Боинг», ни «Эйрбас» и с высокой долей вероятности загорелся», - подчеркнул Пивоваров.

В подтверждение своего тезиса он представил видеозапись, на которой видно, как уже коснувшийся взлетно-посадочной полосы самолет вдруг снова набирает высоту, а затем падает на полосу, после чего загорается.

Версия о возникшем еще в воздухе пожаре также опровергается показаниями пассажиров. Так, выживший в авиакатастрофе мэр Североморска Владимир Евменьков рассказал, что лично видел в иллюминатор, как в правый двигатель два раза ударила молния. «Было два очень громких удара и две вспышки, но двигатель не загорелся. Не знаю, работал он дальше или не работал, но он не горел — это совершенно точно», - сказал Евменьков.

По поводу удара молнии, как вероятной причины катастрофы Пивоваров отметил, что удар молнии в летящий самолет – не редкое явление. В сети огромное количество записей, как в самолет попадает разряд. «Теоретически это может вызвать сбои и отключение электроники, но в целом самолеты хорошо защищены от электроразрядов. Самолет не заземлен, и удар молнии максимум может оставить отметины на фюзеляже, не более того», - заявил журналист.

Пивоваров не исключил, что из-за удара молнии мог произойти обрыв радиосвязи. «Это, конечно, чрезвычайная ситуация, но она не катастрофическая. Она описана в инструкциях, и пилоты знают, что делать в таких ситуациях. Пилоты установили на транспондере сигнал о потере радиосвязи и сигнал об общей «emergency situation» и пошли на посадку без связи с диспетчером. Строго говоря, эта связь для выполнения безопасной посадки не нужна», - пояснил журналист.

Он добавил, что молния способна вывести всю электронику из строя, но тут «есть признаки, что, по крайней мере, часть этого оборудования работала». Например, работающий транспондер. «Самое главное: отказ даже всей электроники не приводит к катастрофическим последствиям – двигатель работает, самолет летит, пилоты управляют самолетом и могут сесть визуально», - поделился наблюдением Пивоваров.

Здесь возникает вопрос, могли ли пилоты посадить самолет визуально. И тут уместно обратиться к авиационному прогнозу. По данным METAR, в момент катастрофы погода над аэропортом была хорошая: облака находились на уровне примерно 2 км, они были незначительные.

«Грозы, кстати, в METAR не упоминается вообще. Хотя возможно, когда самолет отлетал дальше от аэропорта, гроза там была. Видимость была более 10 км. То есть, визуальному заходу на посадку ничто не мешало», - пришел к выводу Пивоваров.

Он заключил: «Самолет сажали в режиме прямого управления, механизация работала, шасси были выпущены. В общем, не понятно, почему произошла такая жесткая посадка, не понятно, почему пилоты посчитали, что любая посадка, даже жесткая, предпочтительнее захода на второй круг. К пилотам здесь много вопросов».

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия