Москва
4 августа ‘20
Вторник

«Молодежь хочет драки, она ее получит!» – Кононенко о новых протестах в Екатеринбурге

Жители Екатеринбурга возобновили акцию протеста в центре города против строительства храма святой Екатерины на месте сквера.

Вдоль забора по периметру будущей стройки дежурят сотрудники полиции и ЧОПа. К месту также стянуты отряды Росгвардии. Протестующие на второй день активных акций действуют более жестко. Как сообщает Ura.ru, молодые люди начали ломать забор и выбрасывать его в пруд. В 19:44 по мск издание сообщило, что забор полностью уничтожен, и силовики вынуждены заменить его живым щитом. Полиция информирует о задержании пяти человек.

На фоне возобновления протестов мэр Екатеринбурга Александр Высокинский продолжает твердить, что храм нужен городу и будет построен.

«Это будет храм, который по своей мозаике, по своим украшениям, по своему качеству он станет одним из лучших в мире. Это сегодня тоже правильно. Нам такой храм нужен», - заявил Высокинский во вторник вечером (цитирует Интерфакс). Он также заверил, что на строительство храма не будут тратиться бюджетные средства, а исключительно деньги частных инвесторов.

Полиции пора действовать жестко

Обозреватель, публицист Максим Кононенко в своем Telegram-канале по поводу возобновившегося протеста в Екатеринбурге выразил недоумение из-за действий полиции. Он напомнил, как протесты разгоняют в Европе, где полиция не стесняется применять дубинки, слезоточивый газ, водометы. Людей задерживают сотнями, а если надо – тысячами.

В Екатеринбурге, по мнению Кононенко, наблюдаются «кристальные, чистейшие беспорядки». Их устроителям безразлична судьба сквера, храма, «им хочется движухи, они молодые, у них кровь играет». «И в Европе мы периодически видим таких же вот, с играющей кровью, которые против глобализации, за желтых жилетов, против захоронения ядерных отходов, против глобального потепления. Но в Европе я вижу, что полиция принимает эту игру и отвечает молодым адекватно», - поделился наблюдениями Кононенко.

Он добавил, что в Европе драки полиции с протестующими не воспринимаются, как нечто из ряда вон. Наоборот, «все расходятся и у каждого есть, что рассказать вечером в пабе».

В качестве решения проблемы Кононенко предложил провести в городе референдум, итоги которого, вероятно, не обязательно будут в пользу храма. «Потому что сквер ничем не лучше храма. А храм - тот же сквер», - пояснил публицист и заключил: «Когда эти вот, с горячей кровью и светлыми лицами попрут против результатов всенародного выбора, можно отдать приказ разгонять. Я бы отдал. Надо же соблюсти правила. Молодежь хочет драки - она должна получить драку. Иначе она не вырастет в последовательных консерваторов, так и останется на краю пропасти».

Мы ведь храм хотим построить – не бордель…

Глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда в отношении протестующих высказался более мягко. Он условно разделил недовольных на три группы.

Первая – это люди, которые «не понимают, что такое храм, и чем он лучше сквера или мусоросжигательного завода или крематория». С такими людьми нужно вести разъяснительную, просветительскую работу, ведь позже они сами придут в храм, чтобы крестить своих детей.

Вторая – идейно ненавидящие веру. Таких, по словам Легойды, меньшинство.

Третья – политическая оппозиция, которая зарабатывает очки, используя предшествующие группы, как пушечное мясо. «Им все равно: будет храм или нет», - указал Легойда.

Он выразил уверенность, что храм по определению не может повредить городу. «Мы ведь храм хотим построить – не казино, не бордель, не свалку», - заключил Владимир Легойда.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия