Москва
4 июня ‘20
Четверг

Сатановский: На суд по делу MH17 без пива с сыром смотреть нельзя

Суд в Нидерландах по делу о крушении Boeing (рейс MH17) в Донбассе окончательно превратился в фарс, где никто уже даже не пытается создать видимость хотя бы малого отношения к правосудию и элементарной логике.

Так прокомментировал судебное заседание по делу MH17, которое прошло в понедельник в особо охраняемом комплексе Схипхол, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Он обратил внимание на предоставленные суду свидетельства очевидцев, имена которых не раскрывают. Общественности никто не объяснил, кто эти люди, где были во время катастрофы, а вместо имен для убедительности указали некие шифры из наборов букв и цифр.

В свете этого не может не возникнуть сомнение – это действительно реальные люди, или лишь плод чей-то фантазии? «В конце концов, в качестве свидетелей обвинения можно с таким же успехом представить дроидов из "Звёздных войн", R2-D2 и C-3PO. Их, в отличии от нынешних свидетелей, хоть увидеть можно. Да и показания там были бы умнее построены», – предложил Сатановский.

Один свидетель утверждает, будто видел «Бук», рядом с которым якобы были русские солдаты и сотрудники ФСБ (при том, что ранее появилась информация об отсутствии таких комплексов в районе вероятного обстрела самолета).

Никто даже не задается вопросом, что делать ФСБ на месте, где работает армия, и как свидетель определил ведомственную принадлежность людей? «Видимо, эти люди на груди бэйджики носили, с крупными надписями», - предложил объяснение Сатановский. Тут , по его словам, может быть и другой вариант: это был свидетель Иеговы (секта запрещена в России), которому лично «Господь Бог на ухо шепнул: это ФСБшники».

Такое доказательство было бы более достоверно, чем «дистанционное определение того, из какого ведомства люди, которые по определению ходят в гражданском».

Еще более странно выглядит «косвенное доказательство» в виде заявления свидетеля о том, что люди у «Бука» говорили нарочито с русским акцентом. «Кто на Донбассе «с русским акцентом» говорит, кроме русских солдат?», – задался вопросом Сатановский, напомнив, что на Украине практически все граждане знают и говорят на русском языке, несмотря на бурную деятельность по его искоренению. «Там по-русски и депутаты Рады говорят. И президенты этой прости Господи как бы страны. И партийные лидеры. И бандеровцы с неопетлюровцами», – подчеркнул эксперт.

Если же говорить серьезно, то свидетель мог обратить внимание на «русский акцент» только в том случае, если его в Донбасс специально завезли «прямиком из ЦРУ».

«На Брайтоне, по представлениям дядьков с Вашингтон-Хайтс, из северного Манхэттена, где бандеровцы осели, или из тех районов Канады, где они колосятся, действительно «русский акцент». Хотя в России и Израиле его называют одесским», – продолжил Сатановский.

В качестве иллюстрации таких представлений о русском акценте он отметил знаменитый фильм с Арнольдом Шварценеггером «Красная жара», где антагонист главного героя то ли с сербским, то ли хорватским акцентом вопрошает: «Какие ваши доказательства?».

Проблема в том, что суд в Нидерландах – это не кино, а как бы серьезное мероприятие с претензией на правосудие. В этом свете, как бы плохо не отзывались о российских судах, до нынешнего европейского «уровня плинтуса» им еще очень далеко.

«Если подольше за этим шоу наблюдать, можно дождаться, когда свидетели увидят у «Бука» Будённого с Махно, Путина с Медведевым, или Сталина с Жуковым. Один «Бук» наводил, второй ему боеприпасы подтаскивал. Несите пиво с сыром. Голландским, разумеется. Такое шоу закусывать надо», - заключил Сатановский.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия