Москва
13 августа ‘20
Четверг

Названы шаги для спасения российской экономики в кризис из-за пандемии

Борьба с эпидемией коронавируса во всем мире за исключением отдельных стран превратилась в искусственное обрушение экономики.

Режимы ЧС и домашней изоляции оказались несовместимы с жизнедеятельностью бизнеса, который отчаянно нуждается в государственной поддержке. За ее отсутствием через несколько месяцев, когда люди выйдут из своих квартир, выяснится, что работать им негде и рассчитывать можно только на пособия. Но тут возникает вопрос, смогут ли государства платить эти пособия, даже если очень сильно захотят?

Швеция изначально отказалась от жестких мер противодействия распространению коронавируса. Но Швеция может себе это позволить, так как там есть крепкая система здравоохранения. В Белоруссии – похуже, но здравоохранение там тоже неплохое, и его, по крайней мере, не уничтожали целенаправленно.

Об этом в интервью журналисту Андрею Караулову заявил директор института проблем глобализации Михаил Делягин. По его словам, в России по этой части дела обстоят намного хуже. Именно поэтому сейчас приходится зазывать на работу с заболевшими волонтеров, студентов медвузов.

В экстренном порядке строятся новые больницы, закупаются койки, хотя еще в декабре с высоких трибун россиянам говорили о необходимости оптимизации и сокращения койко-мест ради увеличения зарплат оставшимся при работе врачам.

Делягин подчеркнул, что наделенные дополнительными полномочиями губернаторы не смогут параллельно с карантинными мерами сохранить экономики регионов, так как хозяйственные связи разрушались задолго до эпидемии.

Максимум, на что способны региональные власти – загонять людей по домам, потому что лечить их банально некому. Отвечая на вопрос, что делать, Делягин предложил несколько первоочередных решений.

– Во-первых, нужен заявительный порядок регистрации безработных в электронном виде. Органы проверяют регистрацию человека и начисляют ему 2 прожиточных минимума, потому что установленный сейчас прожиточный минимум занижен в два раза. Да, обманы будут. Но людям нужно объяснить: обманешь – тюрьма. Если есть другой тайный доход – тюрьма. Безусловно, найдутся обманщики, но спасение жизней – важнее.

Второе, малый и средний бизнес. Для тех, кто не в тени. Любой бизнес получает кредит не менее 20% своего оборота за 2019 год, автоматически, под 6% годовых, а лучше под 0% на пополнение оборотных средств. Опять-таки, если эти деньги не пойдут на пополнение оборотных средств, а будут отложены предпринимателем в кубышку, или же он купит на них валюту – тюрьма. Абсолютно беспощадно по китайским стандартам. Причем предпринимателей нужно под расписку оповещать о таких последствиях. Банк России же со соей стороны должен пополнять ликвидность банков, выдающих льготные кредиты.

Коме того, чтобы не было скачка цен в магазинах, чтобы не было спекуляций, Федеральная антимонопольная служба должна получить права экономического КГБ, как у нее во всем мире есть эти права. Права выяснить формирование цен на любой товар, даже если это якобы конкурентная среда, и при необходимости опустить цены на место, – рассказал экономист

В заключение Делягин добавил, что помимо прочего следует ввести ограничение финансовых спекуляций, которое проще всего делать по японскому опыту: люди могут покупать валюту, сколько хотят, но «если банк покупает валюту, то он на каждый купленный доллар на эквивалент десяти долларов должен профинансировать реальный сектор».

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия