Москва
22 января ‘20
Среда

Спас на деньгах: что не так в болгарской активности «ВТБ Капитала»

Продать подешевле, чтобы заработать побольше – возможна ли такая парадоксальная сделка? Оказывается, да, если подыскать правильного покупателя.

Интересное дело рассматривается сейчас в суде Лондона. Суть его довольно сложна – все-таки специфика инвестиционной деятельности в Европе далека от круга повседневных интересов читателя, а когда там появляется русский акцент, ситуация становится совсем запутанной. Но есть ли что в финансовом мире интереснее борьбы международных правил и нашей сермяжной изобретательности? INFOX.ru объясняет для вас, что там происходит и при чем тут Россия.

Ищите женщину

Новый свидетель появился в лондонском суде, где рассматривается дело о продаже крупнейшего болгарского оператора связи Bulgarian Telecommunication Company (BTC), работающего под брендом Vivacom – примерно как у нас «Вымпелком» более известен под брендом «Билайн». Это Джослин Беннетт, много лет работавшая с болгарским гражданином Спасом Русевым в качестве финансового управляющего – и, судя по ряду публикаций, состоявшей с ним в близких отношениях. Джослин рассказала много интересного о практически интимных особенностях взаимоотношений господина Русева, «Вивакома» и дочки российского государственного банка ВТБ под простым названием «ВТБ Капитал».

Госпожа Беннетт подтвердила основные пункты обвинения, которое выдвинули против «ВТБ Капитал» компании Empreno и LICT, принадлежащие Дмитрию Косареву. Истцы оспаривают результаты аукциона, на котором в 2015 году компания Viva Telecom (Luxembourg) S.A., представленная Русевым, приобрела акции Vivacom у «ВТБ Капитал». Главное среди многочисленных нарушений, по мнению истца, состоит в том, что эти акции были проданы в несколько раз дешевле их справедливой рыночной стоимости, покупатель этих акций (Viva Telecom (Luxembourg) S.A.) представлял собой консорциум инвесторов из самого ВТБ, его менеджеров и Русева, а покупку финансировал банк ВТБ. Фактически банк за государственные средства профинансировал покупку актива у самого себя в пользу своих менеджеров для последующей перепродажи, но уже по рыночной цене.

И Беннетт это подтверждает: «Русев не мог себе этого (покупку Vivacom – Ред.) позволить, ВТБ должен был финансировать свое участие, но таким образом, чтобы скрыть тот факт, что он полностью финансировал его участие, а не только частично». Делалось это через намеренно сложную структуру, но женщина не сомневается: «это был ВТБ Капитал, приобретающий Vivacom через г-на Русева».

Но зачем все это нужно? И на это есть ответ: «Я, в частности, вспоминаю, как он говорил, что у ВТБ уже есть покупатель. Я вспоминаю, как он ссылался на Deutsche Telecom и Orange… он хвастался мне, что они собираются купить его примерно за 330 млн евро и сбросить за 1 миллиард евро».

Но зачем понадобилась такая схема? Почему ВТБ не мог сразу продать акции болгарского телекома тем же немцам за миллиард?

Потому что это были не его акции.

Особенности продажи залогов

В ноябре 2013 года компания InterV, владевшая тогда операционными компаниями группы Vivacom, взяла 150 миллионов взаймы у «ВТБ-Капитала», причем залогом стали 100% акций. За это время право собственности как минимум на 43,3% этих акций (еще о 33% также идет спор) перешло к истцам, но кредит так и не был погашен. Тогда «ВТБ капитал», как и полагается, реализовал залог на аукционе.

В случае продажи залога вырученные деньги распределяются следующим образом: кредитор получает сумму кредита, проценты и компенсирует свои расходы, а остальное достается теперь уже бывшему владельцу акций. Скажем, так произойдет, если вы прекратите платить ипотеку: банк продаст вашу квартиру, компенсирует свои убытки и перечислит вам остальные деньги (если они будут).

Соответственно, никакого интереса продавать актив подороже у банка нет. Причитающаяся ему сумма фиксирована, и какое ему дело до того, сколько получит экс-владелец? Но если этот актив представляет высокую ценность, есть большой соблазн продать его… самому себе. Чтобы потом владеть акциями уже на правах хозяина, а не кредитора.

По мнению истцов, именно так и произошло с «Вивакомом»: Спас Русев – чисто номинальный покупатель, действовавший в интересах группы ВТБ через ряд подставных организаций.

Но для того чтобы эта схема сработала, необходимо исключить участие в аукционе крупных независимых игроков. Истцы полагают, что «ВТБ Капитал» не уведомил должным образом рынок о проведении аукциона (в России эта технология прекрасно отработана), а также смог не допустить к торгам консорциум Марка Шнайдера и CVC Capital Partners – интересовавшиеся болгарским телекомом инвесторы запросили проведение процедуры due diligence (предварительной проверки актива), но им вопреки устоявшимся обычаям было отказано. Между тем британо-американский консорциум предполагал потратить на Vivacom на 473 млн евро – заметно больше, чем победитель аукциона Viva Telecom Русева, заплативший лишь 330 млн. А если учесть, что в процитированных госпожой Беннетт диалогах фигурировал миллиард евро, становится понятно, до какой степени недооценен актив.

* * *

Позиция структур ВТБ, понятно, сильно отличается. Здесь настаивают на том, что никаких признаков притворной сделки нет, что Спас Русев – независимый инвестор, что на аукционе шла настоящая борьба (сумма выросла на 80% от первоначальной), а все, кто проявлял интерес, могли в нем поучаствовать.

Лондонский суд выражает глубокие сомнения в истинности этих утверждений, но до окончательного вердикта, кажется, еще далеко. Конечно, возможное поражение «ВТБ Капитал» стало бы сильным ударом по деловой репутации России; топ-менеджерам окологосударственных компаний следует помнить о том, что они представляют за рубежом не только себя, но и всю нашу удивительную, мятежную, ни на что не похожую родину.

Мы рекомендуем

Полная версия