Москва
15 ноября ‘19
Пятница

Лес рубят, программисты работают: почему Россия так быстро «лысеет»

Пока за бюджетные деньги доводится до ума система электронного учета леса, заготовщики используют специально для них припасенные дыры в законе.

Странная судьба у нашей стороны. Чуть где заведется какое казнокрадство, найдут таки лазейку малую, охмурят урядника прибавкой к жалованью, так сразу мчит к месту потравы государев слуга с грамотою, выводит выжиг на чистую воду, задумщика в Туруханск, урядника сквозь строй, и основывает на очищенном месте приказ по недопущению подобной мерзости. И вот тогда-то такое казнокрадство, такая потрава начинается, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ибо государева грамота великие дела творить может, и нет против нее силы в Расеюшке.

В России воруют лес. Вообще говоря, в России, как и в любой другой стране, воруют всё, но разница в масштабах. Мы и сами не дураки срубить елочку другую, а трудолюбивые китайцы помогают нам в промышленных масштабах. Проще говоря, контрабанда леса в Поднебесную нарастает, черные рубщики наглеют, в Пекине делают честные лица и соблюдают культуру благожелательной тишины.

Так что без государева ответа никак. Таким ответом стала Лесная Единая Государственная Автоматизированная Информационная Система (ЛесЕГАИС). Но вместо экономии за счет пресечения незаконной вырубки она пока несет нам одни расходы.

В 2019 году спикер верхней палаты Валентина Матвиенко, ознакомившись с цифрами незаконной вырубки, грозно спросила, почему в России нет системы, учитывающей каждое дерево. Виноватым полушепотом народной избраннице ответили, что как же-с, вот она, система, в 2015 году сделали, только она немножко того-с, не работает.

На самом деле система работает. Только по-своему. Если к 2018 году незаконная вырубка стабилизировалась и составляла примерно 1,2 млн кубометров в год, то в 2018-м, когда система должна была заработать на полную мощность, ущерб составил 1,7 млн кубов. Кажется, что-то пошло не так.

«Лысеют» Красноярский край, Иркутская область, другие сибирские регионы, где закон – тайга, прокурор – медведь, покупатель – китаец. Что же не так с волшебной системой?

Не так всё. Во-первых, основана она на спиртовой ЕГАИС, которая, как мы прекрасно знаем, никоим образом не защищает нас от оборота хрен знает чего – зайдите в ближайший супермаркет, возьмите поллитровочку коньяка за 400 рублей и убедитесь.

А во-вторых, основной целью создания ЛесЕГАИС, кажется, была отнюдь не защита вырубаемой Сибири. По крайней мере именно это следует из расследования PASMI. Эта система уже сожрала полтора миллиарда бюджетных рублей, не дав никакого положительного эффекта.

Впрочем, глава лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко утверждает, что расходы еще выше: «Это не только прямые деньги, которые тратятся на разработку и поддержание системы, но и работа тех людей, которые вносят туда информацию. По грубой оценке, в прошлом году до трети рабочего времени всех специалистов, работающих в органах управления лесами, ушло на работу с ЕГАИС, то есть внесение туда различных данных». Проще говоря, лесников усадили за компьютер, пока веселые дровосеки зарабатывали китайский хлебушек на охраняемых территориях.

Разработкой системы в 2015 году занялось государственное АО «Центральный научно-исследовательский институт экономики, информатики и систем управления». На сайте госзакупок хорошо видно, что не система, а только проект системы стоил нам 324 млн рублей. Занятно, что сама работа оказалась ненамного дороже – 360 млн рублей; наверно, проект был очень подробным и качественным. Заказчиком этого праздника жизни был ФГУП «Рослесресурс».

Но мало систему создать – надо ее сопровождать. Это дорого – в 2016 году 88,8 млн рублей, в 2017-м побюджетнее, 68,4 млн, в 2018-м спохватились – 149 млн. Занималось этим ООО «Таскдата РУС». Уважаемая фирма, работающая на множество государственных компаний, в том числе Департамент информационных технологий Москвы. А заказчик сопровождения – ФГБУ «Рослесинфорг», входящее в систему Рослесхоза. Кстати, эта «Таскдата РУС» в 2017 году не только сопровождала систему, но и улучшала ее. За 186,3 млн рублей.

А вот при выборе подрядчика на 2019 год, кажется, получилось неловко – победителем стал РТКОММ.РУ, дочка «Ростелекома», с результатом 78,8 млн рублей. Но очень скоро появился новый конкурс, который объявил уже РТКОММ.РУ – с тем же сопровождением ЛесЕГАИС. И его за 71,8 млн выиграла «Таскдата РУС». То есть 7 млн просто осели в чреве прожорливой дочурки. По нынешним временам копейки, но случись что, назовут особо крупным размером.

В 2018 году еще пару раз потребовалось развить ЛесЕГАИС. Один контракт, на 8,4 млн рублей (видимо, надо было поставить закрывающую скобку в какой-то строке), выиграла «Таскадата» самостоятельно, второй – через РТКОММ.РУ. Разница в стоимости контрактов во втором случае – 9 млн рублей: подписались на 85 млн, отдали на субподряд за 76 млн.

После всех этих трат о системе заговорил премьер-министр Дмитрий Медведев: «Она не универсальна, я согласен, ее нужно дорабатывать. Нужно обязательно переходить к электронной маркировке. Скажем прямо: на каждое бревно должно ставиться электронное клеймо. Тогда мы будем понимать, кто, чего и куда вывез». То есть четыре года работ, более миллиарда потраченных рублей – и систему снова нужно дорабатывать? Вы серьезно, премьер-министр? Вам не кажется, что недоработали здесь не столько программисты, сколько прокуроры?

А лес продолжают воровать. Сразу обречены деревья, растущие на территориях бывших совхозов и колхозов, то есть землях сельхозназначения: даже если такой лес включен в состав лесничества, достаточно получить подобную делянку, в суде лишний раз удостоверить сельскохозяйственную сущность участка – и никакой лесник ничего поделать не сможет. К тому же он занят забиванием данных в ЛесЕГАИС. В то время как при вырубке на таких землях сопроводительные документы для ЛесЕГАИС не требуются.

По одной только маленькой Смоленской области в 2018 году таким образом было вырублено 450 гектаров леса – больше, чем где бы то ни было в Европе. Эти бревна, скорее всего, пошли на внутренний рынок или в ту же Европу. Легко себе представить масштабы злоупотреблений на востоке страны, где масштабы совершенно другие.

Более того, даже в рамках ЛесЕГАИС можно незаконно, но без всякой ответственности рубить лес. Так, министр лесного хозяйства Иркутской области Сергей Шеверда обвиняется сейчас в санкционировании ненужной санитарной вырубки. После получения соответствующего разрешения уничтожение леса автоматически становится формально законным; исполнитель и покупатель ни при чем, привлечь могут только того, кто выдал разрешение, а доказать его предварительный сговор с черными лесорубами очень сложно.

Откровенно бандитской вырубки без всяких документов сейчас довольно мало – 1-2% от учтенной по ЛесЕГАИС. Но дыр в законах столько, что проникать в них – одно удовольствие. Равно как и продолжать разработку замечательной системы. А впереди – обещанное премьер-министром сладкое будущее, когда на каждое бревно и впрямь начнут ставить электронное клеймо. Тут-то фирмы разработчики поднимутся по-настоящему. Точнее, те, кто ими манипулирует.

Мы рекомендуем

Полная версия