Москва
13 июля ‘20
Понедельник

Карамзину и не снилось: как вершатся суды в государстве российском

Чтобы гарантированно осудить известного юриста, Верховный суд выразил недоверие столичным коллегам.

INFOX.ru продолжает знакомить читателей с ходом рассмотрения одного из самых «грязных» дел последнего времени – обвинение юриста Кантемира Карамзина в подделке подписи на договоре займа. И дело даже не в сути этого обвинения, много раз отвергнутого следователями ранее, а в том, как вершится так называемое правосудие. Создается ощущение, что какие-то чрезвычайно высокопоставленные граждане поставили перед собой цель во что бы то ни стало добиться обвинительного приговора. И у этих граждан есть вполне конкретные имена и звания.

В деревню, в глушь

Всего две недели назад Черемушкинский суд Москвы признал возбуждение уголовного дела незаконным, после чего юриста, собственно, следовало отпустить из СИЗО, принести ему извинения и выплатить компенсацию. Однако сторона обвинения пошла оригинальным путем – потребовала изменить подсудность дела с московской на подмосковную, так как в московских судейских кругах у Карамзина и его защиты якобы хорошие связи. Вообще-то такие «связи» называются коррупцией, и если они действительно есть, надо возбуждать уголовное дело уже против судей.

Но Верховный суд страны просто завизировал требование обвинения – теперь Карамзина будет судить Подмосковье. Фактически тем самым Верховный суд Российской Федерации публично выразил недоверие Мосгорсуду. Вообще говоря, это скандал, но его организаторам вряд ли есть дело до репутации судей. Их цель ясна: Карамзин должен сидеть!

Письмо «Онегина» «Татьяне»

Понятно, что странное решение Верховного суда будет обжаловано в коллегии по уголовным делам, но факт оскорбления столичных судей уже налицо. Инициатором его стал начальник УФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник Алексей Дорофеев. Именно он написал письмо прокурору Подмосковья Сергею Забатурину; этот шедевр эпистолярного жанра, оглашенный на закрытом судебном заседании, содержит в себе прямые обвинения московских судей, включая «отдельных руководителей» Мосгорсуда (без имен) к преступлениям, в которых также может обвиняться Карамзин. Преступления эти связаны с рейдерством, правда, никаких доказательств чекист не предъявляет, а лишь говорит о том, что Карамзин выиграл целый ряд дел именно в московских судах. Тот элементарный факт, что в этих судах вообще каждый день кто-то выигрывает и проигрывает массу дел, в письме не упомянут. У Карамзина, между прочим, такая профессия – выигрывать суды, за это ему и платили. Более того, многие выигранные им дела в Мосгорсуде прошли проверку апелляциями в Верховный суд. Стало быть, там тоже не все чисто? Это, конечно, многое объясняет, но юристы должны говорить на языке доказательств, а не предположений.

Опасные связи

«Для меня как для юриста страшно, что такое возможно в Российской Федерации. Все "хотелки" могут быть удовлетворены, Конституция переписана и так далее», – сетует адвокат обвиняемого Марина Громова. Интересно, что по данным Карамзина, сыгравший важную роль в его задержании полковник ФСБ, доверенное лицо генерала Дорофеева, женат на… трам-пам-пам… судье московского арбитражного суда! Вот уж где связи так связи, опальному юристу такие и не снились. Самого же Дорофеева журналисты подозревают в излишне тесной дружбе с руководством ГБУ «Ритуал» (деньги не пахнут) и в обладании элитной недвижимостью, чья стоимость очень слабо коррелирует с пусть и очень солидной, но все же всего лишь зарплатой генерала ФСБ.

Вообще, в обвинении ни о каком рейдерстве речи не идет – там, повторимся, рассматривается подлинность подписи писателя Олега Блоцкого на договоре, согласно которому Блоцкий в далеком 2007 году занял крупную сумму у Карамзина. Ранее следственные и судебные инстанции многократно признавали подпись подлинной; впрочем, долг так и не был возвращен. У Блоцкого есть серьезный аргумент в свою пользу – он носит титул первого биографа Владимира Путина, а такой человек, понятное дело, не может лукавить.

Уважаемый Владимир Александрович

В результате Карамзин уже полгода пребывает в СИЗО, и состояние его здоровья стремительно ухудшается, что вызывает нехорошие ассоциации со знаменитым «делом Магнитского», с которого, кстати (а вовсе не с Крыма и Донбасса) начались международные санкции против России. Кстати, самого обвиняемого даже не допрашивают, его точка зрения вообще никому не интересна. Судя по всему, обвинением Блоцкого воспользовались просто как поводом изолировать адвоката, чтобы надавить на него по совершенно другим делам.

И когда Черемушкинский суд постановил отпустить юриста на свободу, его недоброжелатели переполошились: достаточно было простой визы Мосгорсуда, чтобы освобождение стало фактом. И вот – беспрецедентный перенос дела в область.

Марина Громова недоумевает, как с подачи генерала ФСБ фактически личное письмо замгенпрокурора Ю.А. Пономарева зампредседателя Верховного суда В.А. Давыдову, начинающееся со слов «Уважаемый Владимир Александрович», не имеющее статуса ходатайства и необходимых ссылок на статьи закона, могло стать основанием для сначала для самого рассмотрения, а потом столь резкого решения. Интересно, что защита была согласна на перенос дела фактически в любой регион России, но обвинение настаивало исключительно на Московской области, известной как вотчина генерал-полковника Дорофеева. Свою подпись под беспрецедентным «прогибом» Верховного суда перед прокуратурой и ФСБ поставил судья Олег Зателепин – и тем самым внес свое имя в анналы самых оригинальных сотрудников за всю историю уважаемой организации.

Адвокат не питает иллюзий по поводу объективности и беспристрастности подмосковного правосудия: «Решения по делу принимаются со всеми мыслимыми и немыслимыми нарушениями закона. Такого беспредела мы, адвокаты с 20-летним стажем еще не вдели. Жалобы Карамзина просто не рассматриваются под формальными предлогами. Апеллировать кроме как к гаранту Конституции не имеет смысла».

Домострой по-ФСбшному

Но как вообще долговое обязательство, пусть и на достаточно крупную сумму, могло попасть в центр внимания могущественного столичного ФСБ? В России каждый день подделывают сотни документов, это абсолютно рядовое преступление, для расследования которого достаточно одного сотрудника СК и одного эксперта. С чем связано такое пристальное внимание именно к Карамзину? Почему этого спокойного, интеллигентного, немолодого уже человека откровенно истязают в СИЗО, раздевают по несколько раз на дню, признали «лицом, склонным к побегу»?

Сам Кантемир Феликсович уверен, что дело отнюдь не в давнем споре о долге. Арестовали его сразу после победы в арбитражном суде Москвы – клиент Карамзина канадец Марк Ричардс отсудил 15 миллиардов рублей у своих бывших партнеров по строительному бизнесу – экс-директора АО «ДСК-1» Владимира Копелева и бессменного руководителя ФСК «Лидер» Владимира Воронина. Если верить Карамзину, уже в СИЗО ему предлагали сделку – условный срок в обмен на отказ от работы по делам «ДСК-1». Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин, съевший собаку на изучении подобных интриг, поддерживает такую точку зрения: «В публичное поле сейчас вышла только часть конфликта. Реально на кону, скорее всего, находится судьба Домостроительного комбината № 1. И количество сторон больше, и конфигурация этого конфликта сложнее, чем просто по линии московского управления ФСБ против Мосгорсуда».

А строительная сфера в Москве и Подмосковье – это больше, чем металл и бетон, это еще и откаты, обнал, криминальные связи, и неудивительно, что ФСБ внимательно наблюдает за этим рынком. Удивительно то, что она, похоже, пытается помочь отдельным его игрокам вопреки судебным решениям.

Каминг-аут генерала

Когда Кармазин обвинил Дорофеева в организации своего дела, многие посмеивались: разве станет столь высокопоставленный силовик возиться с пусть и успешным, но всего лишь юристом? Начальник УФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник Алексей Дорофеев – опытный, уважаемый человек, его называют «любимцем Путина». Зачем Алексею Николаевичу репутация организатора «нового дела Магнитского» и связанные с этим издержки – совершенно непонятно.

И вот он действительно «показал лицо» в этом деле своим письмом в подмосковную прокуратуру, неожиданно всплывшем на свет на заседании Верховного суда и преданном широкой огласке. Так может быть, и другие обвинения, которые выдвигает Карамзин, не лишены оснований? Например, что ему неофициально предлагали дать ложные показания против столичных судей в обмен на изменение внешности и паспорт другого государства.

Судя по всему, Карамзин выступает сейчас сразу в двух ролях. С одной стороны, это человек, нанесший серьезный удар по влиятельному строительному клану, не брезгующему местью. С другой – ниточка к судейскому корпусу Москвы, работа которого, видимо, не устраивает столичную ФСБ. И обе эти роли – «расстрельные», причем практически в прямом смысле. За время пребывания в СИЗО Сергиева Посада Карамзин уже потерял зрение на одном глазу, у него резко обострился сахарный диабет.

Юрист уверен, что живым его не выпустят. Но хочется все-таки надеяться на лучшее.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия