Москва
29 марта ‘20
Воскресенье

Резонансный суд на Кузбассе: почему всем наплевать на закон

Российские власти доказали, что хотят помочь своему народу, но не знают, как это сделать по закону.

Любопытное дело рассматривается сейчас в Центральном районном суде угольного города Кемерово. Речь идет о вымогательстве акций угольной шахты «Разрез "Инской"», а основным источником информации является издание Legal.Report, вполне откровенно сочувствующее одному из подсудимых, местному бизнесмену Александру Щукину. Но эта локальная вроде бы история (кто не рейдерил ближнего своего!) очень хорошо показывает, как ведутся в России дела и каковы ценности у нынешней власти.

Бегство инвестора

В целом суть истории такова. Шахта была доведена владельцами до плачевного состояния (этого вроде бы никто не отрицает), и в 2016 году оказалась на грани закрытия, люди работали уже в режиме «итальянской забастовки». Но закрытие крупного предприятия – это мощнейший социальный кризис, который поставил бы под вопрос компетентность всей региональной власти. Напомним, крах социалистической системы проходил под стук шахтерских касок, и мало кому из бенефициаров тех протестов хотелось через четверть века оказаться их жертвой.

На суде, который длится уже год, вскрылся тот достаточно очевидный факт, что губернатор области Аман Тулеев лично пытался решить проблему, а именно – найти «Инскому» нового, более грамотного владельца. Судя по прослушанным на процессе записям телефонных разговоров, этим новым владельцем должен был стать угольный магнат Александр Щукин, на тот момент обладатель состояния в полмиллиарда долларов. И по записям июля 2016 года чувствуется, что 65-летнему тогда Щукину вся эта затея не очень по душе. Хотя к тому моменту его человек уже получил часть акций разреза (об этом ниже).

Так или иначе, по просьбе вице-губернатора Алексея Иванова (сейчас под домашним арестом) в июле 2016 года Щукин слетал в Москву, где встретился с одним из владельцев «Инского», темпераментным бизнесменом Гавриилом Юшваевым, которого некоторые называют «Гарик Махачкала». Юшваев, не принимавший личного участия в управлении разрезом, судя по всему, не возражал против того, чтобы матерый профессионал Щукин навел там порядок, при этом вопрос передачи акций на их встрече, видимо, не рассматривался – Юшваев дал Щукину добро на временное руководство (до августа), а там должна была состояться новая встреча. Тулеев, как сообщает Legal.Report, лично расспросил Щукина о подробностях встречи. Тот настроен оптимистично:

«Все нормально, все хорошо. Они вам привет передают, знают, говорят: "Мы что! С губернатором воевать не будем!"»

Иванов, правда, в последующем разговоре с Щукиным удивился: «Да ты вообще герой. Ты никого не боишься», но тут скорее имелась в виду репутация непредсказуемого Юшваева, чем собственно операция по спасению (или «отжиму» – как посмотреть) разреза «Инской».

Но уже через день Щукин фактически отказывается от достигнутых соглашений и просит выбросить все связанные с ними бумаги, пишет издание. Он отозвал с разреза своих менеджеров, пишут журналисты Legal.Report, и фактически умыл руки, хотя, судя по другим заслушанным на суде показаниям, уже вложил в предприятие минимум 100 млн рублей через благотворительный фонд «Милосердие». Что так сильно изменило его позицию, неизвестно. Заслушивание записей продолжается, и мы узнаем еще много интересного, но вот на что хочется обратить внимание.

Зарплата прежде всего

Для региональной власти важнее всего – социальное спокойствие. Именно поэтому для непотопляемого губернатора, карьера которого сгорела в 2018 году вместе с «Зимней вишней», было крайне важно привлечь грамотных управленцев, чтобы вытащить значимое для региона предприятие из кризиса. И это даже не его личная инициатива. На том же процессе несколько неожиданно прозвучало имя главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. Бывший первый зам управления СК по Кемеровской области Павел Мулин рассказал, пожалуй, чуть больше, чем от него требовалось:

«Он на каждом совещании, на каждой коллегии, при любом удобном случае давал руководителям и сотрудникам следственного управления указание по касающимся выплаты заработной платы делам: «Нечего возиться с номинальными директорами, это пустая трата времени. Занимайтесь сразу собственниками предприятия. Возбуждайте дела, позволяющие принимать решения о задержании и мере процессуального принуждения. Работайте с собственниками вплоть до избрания меры пресечения для того, чтобы был закрыт вопрос о выплате заработной платы».

То есть первое лицо российского следствия прямым текстом рекомендует игнорировать ст. 5.27 КоАП и ст. 145 УК, а брать владельцев (опять же, не директоров, как требует закон) за горло почти в буквальном смысле слова. Интересы простых людей наши силовики ставят гораздо выше, чем интересы бизнеса. Но что это – человеколюбие или желание прижать тех, у кого есть деньги?

Прессовать по заветам Бастрыкина, правда, стали не Юшваева, а местного акционера, адвоката Антона Цыганкова. В том же июле 2016 года под жесточайшим, по версии следствия, давлением он «подарил» свой пакет акций главному механику принадлежавшего Щукину «ЗапСибУгля». Зарплату людям после этого выплатили, а Щукин, по информации Legal.Report, полетел в Москву закреплять успех с фактическим владельцем контрольного пакета разреза.

Правда, с доказательством вложения Щукиным собственных средств возникли проблемы. Российская благотворительность, пожалуй, самая мутная отрасль национальной экономики. Норма прибыли здесь выше, чем при продаже героина, а риски минимальны. И когда руководитель благотворительного фонда из отнюдь не купающейся в деньгах Кемеровской области затрудняется ответить, были ли три перевода на 100 млн рублей в совокупности (материалы июньских заседаний 2019 года), это говорит о многом. Фонд, кстати, впоследствии решили закрыть.

* * *

Понятно, что просто так людей уровня вице-губернаторов не судят и под домашний арест не сажают – в Кузбассе, похоже, начат масштабный пересмотр итогов правления Амана Тулеева, и дело по «Инскому» лишь небольшая его часть. Но нас, простых людей, о которых так трогательно заботится Следственный комитет, должно волновать то, что дела – и со стороны силовиков, и со стороны губернатора – делаются сугубо «по понятиям», вообще без какой-либо оглядки на закон, Уголовно-процессуальный кодекс и прочие досадные мелочи.

Не беремся определять, кто прав в этом конфликте: подлинных злодеев тут, похоже, вообще нет, все пытались сделать «как лучше». И тот факт, что эти попытки приводят к отжиму собственности или на скамью подсудимых, являются, возможно, самым важным выводом из всего процесса.

Мы рекомендуем

Полная версия