Москва
29 марта ‘20
Воскресенье

Мурманское Зазеркалье: кто оплатит губернаторские хотелки?

В Мурманской области сейчас творятся дела, как нельзя лучше доказывающие абсурдность человеческого существования. Прокуратура собирается взыскать восемь миллионов рублей с четырех осужденных чиновников, хотя суд ранее доказал, что из этой суммы в их собственность не перешло ни копейки.

Четыре бывших сотрудника правительства Мурманской области – Эдуард Никрашевский, Георгий Благодельский, Игорь Бабенко и Сергей Келлер – были обвинены в превышении должностных полномочий. Суд установил следующее: эти слуги народа собирали с местного бизнеса оброк в виде пожертвований в благотворительные фонды – самую коррумпированную отрасль российской экономики. При этом тратились полученные деньги вовсе не на нужды самих чиновников – им-то как раз ничего не перепадало. Средства, как на основании судебных решений констатирует «Новая газета», уходили на весьма недешевые развлечения, организуемые тогдашним губернатором области Мариной Ковтун. А также – предположительно – на подарки высокопоставленным гостям региона. Опять-таки не копеечные.

Нет, понять Марину Васильевну, конечно, можно. Труд губернатора тяжек и неблагодарен – надо же от него как-то отдыхать? Конечно. Понаехавшие ревизоры строги и априори нелояльны – надо же их как-то задобрить? Безусловно. Конечно, подарок стоимостью до трех тысяч рублей (ничего более дорогого федеральные чиновники принимать не вправе) можно оплатить из своего кармана, но такой презент способен задобрить разве что средней руки автомеханика, но никак не должностное лицо высшего уровня.

Но вот что хочется понять: как вышло, что деньги на все эти бесчисленные банкеты, рыбалки и подношения взимались губернатором с крупных предприятий, и при этом губернатору за это ничего не было? Почему пострадало лишь промежуточное звено?

Пока в Мурманской области местный бизнес выделял средства на губернаторские нужды, один из посредников, Георгий Благодельский, аккуратно вел «черную бухгалтерию»: сознавая, что сделанное с рук ему не сойдет, он намеревался таким образом зафиксировать, на что Марина Ковтун тратила полученные от предпринимателей деньги. Согласно записям Благодельского, в реальности губернатором было потрачено намного больше, чем восемь миллионов.

Согласно показаниям Игоря Бабенко, Марина Ковтун давала чиновникам предельно ясные указания – каких размеров оброк нужно собрать с предприятий при помощи подложных договоров, какого рода увеселения должны быть на эти деньги организованы и какие подарки закуплены. Остальные подсудимые слова Бабенко подтвердили.

Но для преступления нужен мотив. Следствие попыталось обвинить «сборщиков податей» в корыстолюбии и создало элегантный прецедент: согласно формулировке обвинения, жадность четверых подсудимых заключалась в «желании стабильно получать заработную плату». Что ж, если так смотреть на вещи, в корыстолюбии можно обвинить каждого из нас. На самом деле в вину им можно вменить трусость, «один из самых страшных пороков», как называл ее герой Булгакова. Губернатор велел – чиновники сделали; человек смертен – коррупция вечна; в конце концов, все так живут. Но в Уголовном кодексе термина «трусость» нет.

Может быть, именно поэтому приговор был весьма мягким: как мы недавно узнали, условный срок в России равнозначен признанию невиновности. Трое из четырех подсудимых получили как раз-таки условные сроки. Больше других пострадал самый высокопоставленный фигурант, экс-вице-губернатор Бабенко: его осудили на три с половиной года колонии общего режима, его долго и мучительно таскали из Мурманска в столицу и обратно, держали в СИЗО, довели до остановки сердца – и только после этого заменили форму наказания на домашний арест. Тоже относительно гуманное завершение хождения по мукам.

Что выяснилось в итоге дела мурманских коррупционеров? Что проще и удобнее осудить мелких посредников, пешек, чем копать глубже и проводить реальное расследование. Что помогать коррупционеру, пусть даже из-под палки – фу как нехорошо, а быть коррупционером – ничего, можно.

А что же Марина Ковтун? О, за нее переживать не стоит – у экс-губернатора Мурманской области все в порядке. Оставив губернаторский пост, она ступила минувшей осенью на еще более нелегкий и тернистый путь – заняла должность президента некоммерческого партнерства «Русский лосось». Вылавливается русский лосось в рыболовных лагерях Кольского полуострова, принадлежащих ЗАО «Северные реки», главой которого вскоре после назначения Ковтун губернатором стал Владимир Рыбальченко, бывший депутат Законодательного собрания Ленинградской области. Доступ к этим лагерям закрыт для простых смертных – за неделю рыбалки нужно заплатить 10-15 тысяч долларов. Нетрудно догадаться, что бывший губернатор сейчас таки имеет свой кусок хлеба и даже свой ломтик лососины.

Мурманский прецедент интересен тем, что может означать конец «охоты на губернаторов», несколько лет оживлявшей российскую политическую пустыню. В самом деле, первых лиц субъектов Федерации назначает президент, а значит и уголовное преследование такого первого лица бросает тень на президента. В то же время бороться со злоупотреблениями как-то надо, и тут очень кстати отыскался принцип круговой поруки: пусть окружение главы региона благотворно воздействует на своего босса, если не хочет оказаться за решеткой. Плодотворная идея!

При этом сомнений в виновности всех четырех фигурантов нет, да они и сами признали свою вину. Но ощущение недосказанности все же остается. Потому что все ходатайства адвокатов о привлечении к делу потенциального свидетеля Марины Ковтун остаются без ответа.

Мы рекомендуем

Полная версия