Москва
11 августа ‘20
Вторник

За что уволили Веру Вотинцеву? Два взгляда, две правды

Жительница Кирова Вера Вотинцева, увлекающаяся бардовской музыкой, «проснулась знаменитой». Правда, прославили ее не песни, а скандал.

Во многих произведениях классиков нашей литературы повседневная жизнь русского человека предстает как океан лишений с островами скуки. Цивилизация, однако, не стоит на месте, и если с лишениями у нас по-прежнему никаких проблем, то скуки в России последние 35 лет не наблюдалось ни дня: как началось на апрельском пленуме 1985 года, так и не прекращается веселье, причем, как правило, с очень нехорошим привкусом.

Как вы уже поняли, речь пойдет о нашей медицине.

Зарплата на весь мир

В Кировском медико-диагностическом центре уволили регистратора. Вера Вотинцева проработала там около двух лет, нареканий к ее работе вроде бы не было, но увольнение произошло с «волчьим билетом» – по инициативе работодателя, по п. 14 ст. 81 Трудового кодекса. Более детальной расшифровки причины увольнения нет, а ведь пункт 14, последний в этом списке, гласит: «в других случаях, установленных настоящим Кодексом и иными федеральными законами». То есть первые 13 пунктов, более-менее полно расписывающие возможные прегрешения работников, работодателю не подошли.

Что же такого экзотического совершила не юная уже женщина, что за преступление, которое даже нельзя называть?

Мы имеем две версии этого события, неожиданно ставшего резонансным.

Вотинцева напоминает, что совсем недавно она, как и многие другие, выложила в Facebook фотографии своих зарплатных бланков. Плохонькие фотографии – явно не на последний айфон снято, все не в фокусе, расплывается, но прочесть можно. 7357,14 руб. за первую половину месяца (карантинный апрель) и 4832,79 руб. за вторую. И расшифровка: оклад менее 6000 рублей, районный коэффициент 1,15, остальное – выплаты за качество и интенсивность, то есть переменные величины из разряда «хочу дам, хочу не дам». Там же видно, что в целом за четыре месяца этого года женщина заработала 59 825,92 рубля (до вычета НДФЛ). К слову, в моей ленте Фейсбука (там часто бывают странные сближенья) буквально в соседнем посте бывший подчиненный писал, что варианты менее 100 тысяч в месяц готов рассматривать, только если работа очень увлекательная. Айдар, в Кирове сейчас должна открыться потрясающая вакансия (отслеживать нужно тут). Скучно, повторимся, не будет.

Официальный ответ Кировского медико-диагностического центра гласит:

«В Кировской области выплаты стимулирующего характера сотрудникам медицинских учреждений, работающим с пациентами с COVID-19, осуществляются в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 02.04.2020 № 415 и от 12.04.2020 № 484, где регламентированы категории медицинских работников и суммы стимулирующих выплат.

Соответствующие выплаты в регионе произведены в срок и в полном объеме всем категориям медицинских работников, регламентированным федеральными документами. Кроме того, медицинскими организациями определены дополнительные категории должностей, которым произведены стимулирующие выплаты за счет средств обязательного медицинского страхования».

Впрочем, Вотинцева и не утверждала, что ей чего-то недоплатили по работе с больными коронавирусом. Умеющий считать да поймет – из приведенных цифр ясно, что за апрель, когда были объявлены пламенные доплаты врачам и медперсоналу, женщина получила даже меньше денег, чем обычно. Указанное выше постановление к ней никак не относится: после оптимизации здравоохранения регистраторы перестали считаться медицинскими работниками, даром что им приходится и вирусно-бактериальный удар принимать, и самим порой решать, какой врач человеку нужен. Водителям положено, администраторам – нет. Издевательство? Скорее недоработка.

Но хотя бы заплатить во время пандемии не меньше, чем за прошлые месяцы, могли бы? Кстати, Вера Владимировна далеко не одна такая – многим медикам срезали стимулирующие выплаты, ведь планы по госпитализациям часто не выполняются из-за того, что всех принуждают лечиться дома.

«Оборотись на себя»

Руководство медицинского учреждения, в свою очередь, признает, что женщину уволили за активность в социальных сетях, но отрицает, что именно за пост о зарплате. Дело в том, что в свободное от работы время Вера Владимировна весьма остра на язык, и многие ее посты в социальных сетях мы даже не можем процитировать полностью – запрещает Закон о СМИ. И, по официальной версии, причиной расторжения договора стали совсем другие выплески откровенности. Там действительно есть чему удивиться. Например:

Наорала сегодня на бабку одну. Даже не наорала, а нашипела с ненавистью... Иду я <после работы из поликлиники> с кофе, обгоняю эту самую бабку, разворачиваюсь всем телом, придерживаю дверь, чтоб она прошла. А она такая: «что вы тут прыгаете, разольёте своё кофе! Вот есть же у людей деньги на ерунду!». Меня перекосило. Разворачиваюсь к ней, беру свободной рукой за пуговицу и прямо в лицо ей твёрдо, раздельно, с присвистом сообщаю: «Кофе – мужского рода. Если я его разолью, то я разолью СВОЙ кофе. Запомнила?». Ребята, я её напугала до усёру. Она рот раскрыла, и начала воздух хватать. И вот нисколько не стыдно. Ни полушечки.

Или:

Презираю сволочей, с которыми приходится иметь дело на работе. Дорогих сограждан, земляков, чёрт их дери. Пациэнтов, мля… <Далее история о негативной реакции кировчан на «нулевого пациента» в регионе – девушка, приехавшую из-за рубежа> Жалкие, завистливые ублюдки.

Но судя по всему, колоритный язык своей сотрудницы руководители учреждения оценили только после поста про зарплату. Когда стали искать, что еще интересного написала Вотинцева.

Судя по всему, жесткое решение было ошибкой (колоритные обстоятельства увольнения – в следующем посте регистратора). Ибо история Вотинцевой уже разлетается по соцсетям и СМИ в совершенно однозначном ключе. Инициатива целиком на стороне Веры Владимировны, несмотря на жесткое заявление Центра:

Трудовой договор с администратором Вотинцевой Верой Владимировной расторгнут 20 мая 2020 года по инициативе работодателя. Данный сотрудник неоднократно нарушал трудовую дисциплину, принципы этики и деонтологии в общении с пациентами и коллегами, о чем публично заявлял на своей странице в социальных сетях. Данное поведение является недопустимым для сотрудника КОГБУЗ «Кировский клинико-диагностический центр» и не соответствует кодексу профессиональной этики учреждения.

А поговорить?

В принципе, если принять версию уволенной сотрудницы, тоже возникает интересный этический нюанс Уговаривая сотрудницу уволиться «по-хорошему», по собственному желанию, руководители клинико-диагностического центра, цитируем, «спросили, почему я не пришла с этим вопросом к руководству с просьбой начислить премию. Я ответила, что не понадеялась на успех этого шага, мне просто не пришло в голову».

Вопрос совершенно законный. Наверное, если вы, уважаемый читатель, опубликуете подробности своей работы и зарплаты в социальной сети, ваш работодатель тоже будет несколько фраппирован. Да, психологически куда проще пожаловаться на жизнь в Facebook, нежели поехать к главврачу (Центр объединяет несколько учреждений, расположенных в разных уголках города) и попросить денег, но, наверно, обратная последовательность была бы логичнее. Может быть, женщина поступила неправильно. Но это была не агрессия, а реакция на унижение. Согласитесь, что такая зарплата – оскорбление человеческого достоинства. Хотя, как видим по ее записям в социальной сети, о чужом достоинстве женщина задумывается реже, чем о своем.

К тому же надо помнить, что работает женщина в бюджетном учреждении, что зарплату ей платят не милостию божией или велением собственника, а из денег налогоплательщиков. И налогоплательщики по самой логике системы, общественного договора имеют право знать, куда идут их деньги. Или, как в данном случае, куда они не идут.

Что будет дальше?

Конечно, Вера Владимировна не пропадет. «У меня стрессоустойчивость прокачена в регистратуре до 80 level», пишет она, да и вообще женщина далеко не проста (простые жалуются на свои невзгоды в VK и ОК). Защищать ее в суде будут серьезные специалисты, а внезапная известность, скорее всего, поможет получить какую-то другую работу – если, конечно, нового работодателя не смутит чрезмерная откровенность соискательницы и ее манера общения с клиентами.

А на системном уровне не изменится ничего. Сервис от сотрудников с зарплатой в 12 тысяч в месяц обречен оставаться предельно ненавязчивым, даже если эта зарплата выплачена с полным соблюдением закона.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия