Москва
2 июля ‘20
Четверг

И вновь Анастасия Ракова: теперь есть вопросы о квартире ее матери

Аналитики не могут понять, каким образом мать московского вице-мэра получила элитную квартиру на Остоженке.

Вице-мэр Анастасия Ракова – одна из самых любимых журналистами московских чиновниц. Правда, журналистами несколько специфического толка – специалистами по расследованиям. Ибо полная закрытость Раковой от обсуждения собственных биографии, семьи, имущества (посмотрите хотя бы на ее страницу на Википедии!) лишь пробуждает интерес к этим сторонам жизни человека, управляющего, в свою очередь, жизнями миллионов москвичей.

Издание «Русская пресса» заподозрило, что скромная квартира в 75,9 квадратных метров, записанная на дочь, – не единственная недвижимость вице-мэра Москвы, зарабатывающей, согласно декларации, более 8 миллионов рублей в год. Как-то странно, когда чиновник такого уровня вообще не имеет жилья, только квартиру и дачу в пользовании, и мало ли около каких элитных апартаментов в «Москва-Сити» ее периодически видят.

Фонд борьбы с коррупцией, однако, защищает Анастасию Владимировну – там подсчитали стоимость ее украшений и поняли, что после таких трат на жилье вице-мэру банально не хватает денег. Но все, оказывается, не так просто.

Авторы «Русской прессы» ошибочно указывают, что квартира и дача в собственности Раковой, а не в пользовании, зато на основании документов Росреестра утверждают, что ее мать-пенсионерка оказалась владелицей очень большой квартиры на очень дорогой улице. Остоженка – как много в этом звуке для сердца нуворишей слилось! Когда-то здесь были луга, между стогов (отсюда название!) бродили коровы, обильно удобряя землю, и эти удобрения дали всходы в виде самой дорогой недвижимости страны.

Мать Раковой, насколько известно, приехала в Россию из Казахстана (хотя сама будущая вице-мэр родилась в Ханты-Мансийске). Никакого бизнеса никогда не вела – все ее деньги заработаны исключительно наемным трудом. Между тем 154-метровая квартира в доме на перекрестке Остоженки и 1-го Обыденского («дом под рюмкой») – удовольствие дорогое, ведь кадастровая стоимость такой квартиры составляет 73 миллиона рублей, и если эта цена и выше рыночной, то ненамного («Руспресса» утверждает, что цена рыночная, но сама же приводит скриншот с «Циана», где аналогичное жилье продается «всего» за 55 миллионов). Коммунальные платежи и налоги здесь тоже заоблачные.

Однако Ракова, похоже, тут ни при чем, ведь в 2015 году ее мать получила квартиру в дар от сына, который, в свою очередь, приобрел жилье в 2006 году. Долларовые цены на московское жилье в 2006 году, к слову, были ощутимо выше, чем сейчас – великий экономический пузырь «сытых нулевых» был близок к своему максимуму. Однако к тому моменту, напоминают авторы расследования, молодой человек 1978 года рождения никаким официальным бизнесом не занимался, так что вопрос происхождения средств остается открытым.

Зато, продолжают журналисты с иезуитской интонацией, есть одно совпадение – именно в 2006 году Анастасия Ракова вслед за Сергеем Собяниным перешла на работу в Администрацию президента и, соответственно, переехала в Москву. Напрямую связать квартиру с этим карьерным ростом не получается никак, но, видимо, очень хочется.

Есть еще одна версия. Никто не запрещает женщине получать любые деньги от своих мужчин, в особенности мужей (наоборот тоже не запрещает, но в нашем «отсталом патриархальном» обществе это не очень принято). Ракову порой позиционируют как женщину, которой весьма симпатизирует мэр Сергей Собянин – очевидно, чтобы обелить развод и одиночество последнего по «методу Кабаевой». Хотя «Собеседник» вроде бы нашел ее гражданского мужа – в лице Крешимира Филиповича, хорватского бизнесмена, близкого к властным кругам России. И вот господин Филипович, в отличие от господина Собянина (по крайней мере белой его части, отраженной в декларациях), безусловно, способен проспонсировать весьма существенные покупки. «Собеседник» прямо пишет, что в 2010 году Ракова родила дочь именно от Филиповича, но никаких официальных подтверждений этого не существует. В стране, где поддержка семьи является буквально фетишем не только на словах, но и на делах (материнский капитал), видные чиновники и депутаты не сильно озабочены поддержанием соответствующего облика морале.

* * *

Любить своих родителей и помогать им – это святое. Автор этих строк, нарушая запрет тех же Собянина и Раковой, во время самоизоляции, например, возил матери пакеты с продуктами. Мама, кстати, родилась как раз на Метростроевской, как в те годы называлась Остоженка. Но дочерняя любовь Анастасии Владимировны и сыновняя Алексея Владимировича – явление совершенно иного уровня.

Завидуйте молча.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия