Москва
7 августа ‘20
Пятница

Министр Костин прячется за спины врачей. Выводим его на чистую воду

Новый скандал разразился в многострадальной Саратовской области. И вновь в его эпицентре Олег Костин, 18 лет возглавлявший в областном центре больницу №9, а сейчас работающий министром здравоохранения региона.

Ухабистая карьера Костина

Сначала будет предыстория. Длинная. Можно промотать и перейти сразу к сути проблемы.

Главврачом хирург Олег Костин стал совсем рано, еще до 30 лет – правда, сперва в ЦРБ райцентра Лысые Горы. Потом он поработал заместителем главы Кировского района Саратова по социалке, а в 34 года возглавил больницу №9 того же самого района.

И все шло прекрасно, но в сентябре 2019 года серийный депутат Госдумы от той же Саратовской области, видный единорос Николай Панков обрушился на доходы главврачей малой родины. Приведем ключевой пассаж полностью:

«У одного главврача доход – больше миллиона рублей в месяц. И плюс земля, недвижимость, техника. Конечно, у руководителя зарплата выше, чем у терапевта или даже реаниматолога, но не настолько же. Или еще случай, когда главврач владеет большим количеством недвижимости. А именно шесть земельных участков общей площадью 3100 кв. м, пять жилых домов общей площадью 1100 кв. м, пять квартир общей площадью 300 кв. м, гараж, два нежилых помещения. Это без недвижимости супруги. Да, это все у одного главного врача. Просто уже устал перечислять. Кто-то имеет и дом в Болгарии. А другой, кроме домов и квартир, еще и гостиничным бизнесом с рестораном владеет. Хочется спросить: при таких доходах не устали еще трудиться? Может, пора уже и отдыхать?»

Враги Костина сочли, что многое тут относится именно к нему: в частности, задекларированный им домик в Болгарии. Между тем «космическая» зарплата Костина в 2018 году составила 2,3 миллиона рублей – как у московского менеджера первого полусреднего звена. Грустно, что по саратовским меркам быть таким миллионером – это что-то ужасное и позорное. Менее 40 тысяч долларов в год – сумма вызвала бы как минимум недоумение у рядового европейского или тем более американского врача.

Поэтому вряд ли именно на Костина направлено возмущение еще одного заслуженного саратовца, спикера Госдумы Вячеслава Володина: «Сейчас стали смотреть заработную плату руководящего персонала, так картина вообще удивительная складывается. Зарплату они получают в пять раз больше, чем губернатор. Задумайтесь! И сами себе ее начисляют». Журналисты интернет-газеты «Балаково» явно натягивали сову на глобус, чтобы очернить гражданина Костина. Хотя в излишнем очернении он и не нуждается.

Дело в том, что о зарплатах заговорили не просто так. Качество медицинских услуг в Саратовской области, судя по всему, ниже даже качества образования в ней же. Сначала в Youtube попал ролик о том, как из Красного Кута людей возят на гемодиализ в останках допотопных УАЗов, через две недели – роскошные кадры из Дергачей: инвалиды едут 300 километров в Энгельс среди гор капусты. Продукт, конечно, полезный, но у федеральных властей, включая Володина, возник простой и наивный вопрос: куда деваются деньги, выделенные области на здравоохранение? На закупки капусты?

Неудивительно, что скандал с качеством услуг, зарплатами и немножко домиком в Болгарии привел к тому, что в начале октября 2019 года Олег Николаевич написал заявление формально по собственному, фактически «по желанию Минздрава» – как и ряд его коллег в локальном саратовском «деле врачей».

Но негоже ценному кадру, встроенному в систему региональной элиты, долго сидеть без дела. С наступлением тревожных ковидных дней Костина приспособили к преобразованию перинатального центра в госпиталь для больных коронавирусом, а 24 апреля, в разгар пандемии, кинули в «горячую точку» – на пост и.о. главы регионального министерства здравоохранения. Того самого министерства, которое полгода назад настояло на его увольнении. И через две недели, под шумок майских праздников, опытного специалиста утвердили в этом качестве.

Сладок, сладок вкус реванша!

Письмо министра президенту

Чем же занялся Костин на своем новом посту? Не беремся судить об эффективности его борьбы с коронавирусом: замыкая двадцатку самых населенных регионов страны, область находится примерно там же и по числу заражений, за время подготовки этой статьи число заболевших выросло на 118 человек.

Видимо, ситуация считается стабильной, потому что новый министр находит время и на другие занятия: например, написание огромного письма президенту Национальной Ассоциации Заслуженных врачей профессору В.И. Егорову. Письмо это является ответом на открытое письмо Ассоциации на имя президента Владимира Путина – Егоров предлагал на время пандемии декриминализировать отдельные составы преступлений в сфере медицинской деятельности.

Но Костин увидел в этой инициативе другой интерес.

Приведя три примера оказания некачественных услуг, по которым суды в 2019 году выносили обвинительное заключение против медицинских организаций, Костин делает вывод: «Поддержать доводы, изложенные в Открытом письме, в контексте ожидаемого Вами безусловного одобрения не представляется возможным». Дальше следует пассаж про гуманизм и «не навреди», а потом главное: забота о деньгах.

«Как правило, имущественная ответственность за ненадлежащее исполнение медицинскими работниками трудовых обязанностей и причинение вреда здоровью пациентам (так в тексте. – Ред.) возлагается на медицинскую организацию, а если такая организация государственной или муниципальной формы собственности, то и оплачиваются такие расходы из средств, выделяемых на содержание медицинской организации, т.е. по сути это бюджетные расходы, а опосредованно их несут налогоплательщики».

И вывод:

«Вопрос декриминализации отдельных составов преступлений в сфере медицинской деятельности на территории Российской Федерации следует напрямую увязывать с усилением гражданской ответственности медицинского работника с переносом этой ответственности с юридического лица – медицинской организации на физическое лицо – медицинского работника».

Приехали.

По общемировым правилам организация несет ответственность за действия своего сотрудника при исполнении им соответствующих обязанностей. Нет, если пьяный актер устроил ДТП, театр действительно ни при чем, но если он со сцены обматерил зрителей – вопросы ко всей организации. То же с сантехниками, парикмахерами, шоферами – кем угодно, кроме разве что правительственных структур (иначе, скажем, губернатор Московской области давно отправился бы за главами своих районов, а ему нельзя, ведь он называет «крестным» самого Шойгу). Такой подход заставляет организации тщательнее относиться к подобру персонала, а также защищает права клиентов – ведь исчисленный судом размер вреда часто превышает возможности нерадивого работника, и получить компенсацию становится почти невозможно.

Но Костина это не интересует.

Письмо, конечно, грандиозное. Таких саморазоблачений со стороны заметных чиновников мы не видели, пожалуй, со времен человека, похожего на генпрокурора. Из письма министра создается полное впечатление, что когда больница проигрывает суд, из несчастного бюджета выделяется некая сумма на оплату соответствующих расходов. Но это не так: деньги платятся из уже выделенных средств, то есть никаких дополнительных расходов бюджета нет. А вот премиальный фонд, например, приходится урезать. И если учесть, что львиная его доля приходится, как правило, на главврача, его замов и главбуха, то становится ясным, чьи интересы отстаивает Костин.

Саратовские врачи, у нас для вас плохие новости. Вами управляет человек, который презирает вас и планирует жить за ваш счет.

* * *

Юридическая незащищенность врачей является одной из серьезных проблем России, поскольку отталкивает от профессии умных людей, способных просчитывать риски. Если предложение Костина вдруг будет принято, в профессии очень быстро останутся только маргиналы, живущие одним днем, а профессия врача по уровню рисков окажется где-то между наркокурьером и зацепером. Зато бюджет больниц и клиник будет надежно защищен от претензий.

Врач не может не ошибаться – он человек. Очень часто цена его ошибки – человеческая жизнь или здоровье. Это заложено в суть профессии. И современная тенденция юридического (не суть важно, уголовного или административного) преследования врача за непреднамеренные неудачи может поставить крест на всем здравоохранении в России.

Декриминализация соответствующих статей необходима. Внятный анализ моральной составляющей высказываний Костина и соответствующие административные выводы из них – тоже.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия