Москва
30 сентября ‘20
Среда

Дать по морде, мозги с наперсток и другие изящные цитаты недели

Тренды последней недели лета – протесты в Белоруссии, состояние Навального, капризы виртуозов клюшки и шайбы.

Предыдущая неделя >>

Искусство защиты

В Бразилии отличился президент – Жаир Болсонару смог внятно и исчерпывающе ответить на вопрос о 13 тысячах долларов, которые помощник его сына, сенатора, перевел на счета своей матери, супруги президента Мишель. Задавший этот вопрос журналист столкнулся с настоящим риторическим айкидо:

Мне хочется дать тебе по морде, окей?

Окей, сеньор Болсонару – сумма и впрямь смешная. Коррупция начинается с миллионов, а это так – пустяки детишкам на молочишко.

Заграница им поможет

Считающая себя избранным президентом Белоруссии Светлана Тихановская ищет союзников по всему миру, даже в «империи зла»:

Нам нужна помощь мира и, может быть, России, чтобы Лукашенко стал разговаривать с нами. Сейчас он разговаривает только с Путиным, но, может, Путин нам поможет.

Действительно, Владимир Путин сообщил о том, что в России сформирован резерв из сотрудников правоохранительных органов, который может быть использован, «если ситуация начнет выходить из-под контроля».

И мы знаем эту заграницу

Тоже считающий себя избранным президентом Белоруссии Александр Лукашенко возмущен тем, что Запад не рвется поддержать его так же энергично, как Путин. Судя по всему, на государства Евросоюза будут наложены белорусские санкции:

Они зажрались и забыли, что такое Белоруссия. И думали, что нас можно наклонить, танками попугать, ракетами. Посмотрим, кто ещё кого попугает. Мы им покажем, что такое санкции. Мир не без добрых людей. Поэтому нас пугать не надо.

Добрые люди – это мы с вами, дорогие россияне. Александр Лукашенко уже сейчас в значительной мере живет на наши деньги, а теперь планирует перейти на эту «персональную пенсию» полностью. Россия – щедрая душа. Вот только немного обидно: зажрались – «они», а помогать должны мы.

Безвинное правительство

Камчатский край России – это, в отличие от Ставропольского и Пермского, действительно край: отступать некуда, позади Курилы, а впереди вообще ничего. Но красиво жить хочется и здесь. Временно исполняющий обязанности главы региона Владимир Солодов укрепил свои предвыборные позиции ударом по чиновничьей роскоши: он раскритиковал проект ремонта столовой в здании правительства:

Там были непонятные для меня элементы, например, был запланирован винный кабинет. Это полнейшее безобразие. Конечно, я уже дал поручение отказаться от этого проекта, он будет пересмотрен.

Это выглядело бы благородно, если бы не многовековой мировой опыт: на пост губернатора заступает бессребреник (не всегда, но чаще всего), с поста губернатора уходит вор (не всегда, но чаще всего). Будем надеяться, Солодову удастся сохранить свою аскезу и после полноценного вступления в должность. Московский уроженец, французский выпускник, якутский премьер, он впервые займется по-настоящему самостоятельной работой. Тут-то человек и проявится.

Не пойман – не оштрафован

Многие правители России пытались быть ближе к народу: определенных успехов в этом добились Иоанн IV, Александр I (в народных преданьях), Никита Хрущев, но по-настоящему получается слиться с нацией только у нынешнего президента. Открывая движение по новому участку трассы «Таврида», Путин пристегнул ремень безопасности со словами:

Надо пристегнуться, а то потом штраф придется платить.

Как мы знаем из опыта, штраф лидеру нации не грозит (так, в езде на мотоцикле без шлема не усмотрели правонарушения), но формулировка очень грустная, в стиле – пристегиваться не потому что это может сохранить жизнь и здоровье, а потому что могут наказать. Не позитивная, а негативная мотивация. Так мы и маски носим, и налоги платим, и другие законы соблюдаем…

От пациента слышим

Есть у первых лиц России такая смешная традиция – не называть Алексея Навального по имени: очевидно, чтобы подчеркнуть его исключительность, сформировать мнение о том, что «другой оппозиции у товарища Сталина для вас нет». Вот и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в очередной раз проявив риторические таланты, пояснил:

Он является пациентом и он болеет. Так мы его и называем.

Когда болел коронавирусом сам Песков, его «пациентом» публично никто не называл, но идея богатая, надо будет использовать при случае (долгих лет и крепкого здоровья, если что).

Все хорошо, прекрасная супруга

Из журналистской солидарности дадим побольше места спортивному конфликту, где затронуты принципиальные для нашей профессии моменты.

Яркий скандал разгорелся в хоккейном мире: целый набор российских хоккеистов объявил бойкот изданию «Спорт-Экспресс» до тех пор, пока там работает журналист Алексей Шевченко. Изначально дело яйца выеденного не стоило: звезда «Сент-Луиса» Владимир Тарасенко получил очередную травму своего проблемного плеча, и Шевченко предположил, что 28-летний уроженец Ярославля близок к завершению карьеры (написано это было с искренней заботой о здоровье Тарасенко). На эту заметку неожиданно остро отреагировала супруга форварда Яна. С чисто новосибирской логикой она написала:

Не думала, что журналисты могут быть настолько лживыми и непорядочными. Друзья, у нас всё хорошо, и в этом нет сомнений. Создавать хайп и пиар на чужом несчастье, не зная даже близко ситуацию, – очень низко.

Как слова «несчастье» и «все хорошо» размещаются рядом в ее изящной головке, сказать сложно. Не понял этого и Шевченко, заявив на Youtube:

Мы обсуждаем новости… Вы должны быть счастливы, что про вас рассказывают. Единственное предназначение Тарасенко и других хоккеистов – радовать публику. Это единственное, для чего вы созданы. Вам платят большие деньги за детскую игру. И вы должны молиться на то, что про вас что-то рассказывают. Вы не занимаетесь ничем полезным. Ваша задача – чтобы о вас хоть что-то рассказывали, и люди о вас хоть что-то знали. Других обязанностей у хоккеистов нет.

И вот тут-то у хоккеистов, что называется, бомбануло, хотя по сути Шевченко совершенно прав. Вот только напрасно он еще припечатал в Twitter:

Жена хоккеиста, мозгов там с наперсток.

За второе высказывание Шевченко впоследствии извинился («Я, конечно, неправильно сформулировал»), но простимулированное агентами общественное мнение было уже не унять. Между тем хоккеисты, да и любые другие спортсмены, действительно интересны только своему двору до тех пор, пока за дело не берутся журналисты – теле- и радиотрансляции, заметки, интервью, фотографии… В свою очередь и спортивные журналисты немыслимы без спорта – тут имеет место вынужденный симбиоз с постоянными конфликтами между обреченными на сотрудничество сторонами.

Следующая неделя >>

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия