Москва
24 июня ‘19
Понедельник

Честь, достоинство или деловая репутация: что и как защищает Максим Полетаев

Максим Полетаев

Как INFOX.RU участвует в самом странном суде в своей истории.

С октября прошлого года в Тверском районном суде города Москвы рассматривается иск бывшего заместителя председателя Сбербанка, а ныне главы ревизионной комиссии UC Rusal Максима Полетаева к ООО «Общая газета.ру» и ООО «Смартмедиа» (учредитель средства массовой информации «Инфокс.ру», которое вы как раз сейчас и читаете).

Засветился Максим, и Сбербанк вместе с ним

Максим Полетаев, на текущий момент являющийся главой ревизионной комиссии UC Rusal, а ранее советником главы Сбербанка Германа Грефа – человек публичный и поэтому зорко высматривающий на просторах интернета любое упоминание своей фамилии. И видимо считающий, что каждое уважающее себя СМИ имеет цель опорочить его незапятнанную деловую репутацию. Ну что ж дело понятное, говорят, что есть страны, где и деловая репутация создается годами, и разрушить ее можно очень легко небольшим проступком. Но точно не в стране, где из сената выводят в наручниках и не считают, что этот сенат в полном составе нужно отправить по домам. Так что описываемая ниже история, на наш взгляд, говорит не о попранной репутации бывшего менеджера Сбербанка, а о большой бизнесовой игре, в которой на кону стоят очень интересные финансовые потоки и высокие посты.

Почему мы пришли к такому выводу

Потому что большинство редакционных текстов пишется не для того, чтобы кому-то потрафить, а скорее наоборот – для донесения до широкой общественности тех фактов, которые участники процесса хотели бы утаить от нее. Поэтому почти любая публикация нарушает чьи-то жизненные планы. И именно поэтому важной задачей автора текста является фактчекинг и аккуратное изложение фактуры, доказательства которой не железобетонны. Что делают обычно опытные фигуранты журналистских публикаций? Во-первых, они демонстрируют редакции аргументы, которые говорят о недостоверности изложенных в материале фактов и просят, а чаще требуют опубликовать в этом же материале их версию событий. И чаще всего либо на этапе подготовки статьи, либо уже постфактум автор материала дает обиженной стороне высказаться. Этот вариант взаимодействия с редакцией использован Максимом Полетаевым не был.

Во-вторых, когда аргументы убедительны, а редакция видит плохую судебную перспективу, то еще в процессе досудебных разбирательств спорные места корректируются или удаляются совсем. И для героя публикации обычно это главный результат, так как удаляется некорректная информация из первоисточника, а все остальные перепубликации или вычистка из кэша поисковых систем – это уже дело техническое. Но Максим Полетаев не пошел по этому пути, оказалось, что у него совсем другая цель – он хочет, во-первых, опровержения крупным шрифтом на «первой полосе» издания и, во-вторых, 2 миллиона рублей! Понятно, что добровольно на такое решение вопроса ни одно СМИ не пойдет; более того, это редкое требование нас насторожило, и мы решили разобраться, зачем Полетаеву опровержение, ведь наша статья вообще лишь мимоходом его упоминала, а реальным героем публикации был другой Максим – Ликсутов, который и не обиделся, и опровержения не просит.

Оказалось, что обидчивому Максиму не понравились шесть цитат – три из материала «Общей газеты», три из материала «Инфокса». За рамками судебного процесса это можно было бы списать в целом на его странные вкусы: например, будучи замом Германа Грефа, он на полном серьёзе назвал великой ценностью Сбербанка… очереди в офисах: «даже небольшая очередь – это великая ценность, это возможность работы с клиентом». Лучше, видимо, большая. Однако, обычно иски готовят профессиональные юристы, поэтому такое объяснение нас не устроило. Поэтому мы вгрызлись в нудный текст искового и там нас ждал сюрприз – это чтение стало одним из самых больших развлечения для редакции за последнее время!

Все средства хороши?

Не будем заострять внимание на претензиях к «Общей газете», но часть требований к «Инфоксу» точно войдет в анналы адвокатских ляпов.

Начнём с того, что ордер на адвоката Дениса Голубева был оформлен неподобающим образом: в графе «Ордер выдан» указано несуществующее «Адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», а в оттиске печати прочитывается иное название: «Санкт-Петербургское Адвокатское Бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Таковое действительно есть, но оно зарегистрировано на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, а в графе «Адрес» указана московская Большая Ордынка. Это две хорошие, но совершено разные улицы. То есть адвокаты господина Полетаева не смогли определиться ни со своим правильным названием, ни с местонахождением. В итоге господина Голубева допустили к участию в первом заседании только как частное лицо, по доверенности, без адвокатских прав.

Остается загадкой, почему адвокаты Максима Полетаева решили подать иск не к первоисточнику информации, а к СМИ, процитировавшим первоисточник более чем через 3 недели и почему они требуют компенсацию морального вреда не у первоисточника. Изначально оспариваемая Максимом Полетаевым информация была опубликована в Telegram-канале «Незыгарь» и потом на сайте одного из информационных агентств. Статьи на «Инфокс» и в «Общей газете» вышли более чем через 3 недели после первоисточника информации. А между тем российские суды уже приравнивают Telegram-каналы к СМИ, так что вполне можно по букве закона разбираться с настоящим первоисточником, знаменитым Telegram-каналом «Незыгарь». Непонятно, почему Максим Полетаев уклоняется от этой возможности.

Согласно статье 57 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо наносящих вред здоровью и (или) развитию детей, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

  • если они получены от информационных агентств
  • если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации… которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

Да, «Инфокс» цитировал «Общую» и Незыгаря не дословно, но с полным сохранением сути сообщения. Нам жаль, что мы не первыми раскопали эту информацию, но увы, «Смартмедиа» никоим образом не может принять незаслуженную честь быть первоисточником страданий господина Полетаева.

Что получается? Неужели адвокаты хотят создать прецедент по наказанию СМИ, процитировавшего другое СМИ? С такой позицией можно очень далеко пойти. Даже если кому-то хочется порулить правосудием, делать это надо с более основательными аргументами.

Иск подан совокупно к «Инфокс» и «Общей газете», хотя оспариваются разные утверждения разных материалов. Статья 40 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускает в этом случае процессуального соучастия, а значит, по нашему мнению, и Тверской райсуд Москвы не может рассматривать это дело, так как «Инфокс» (юр.лицо ООО «Смартмедиа») зарегистрировано на территории подсудности Нагатинского райсуда.

Ещё одно странное место – защита гражданки, названной в текстах «женой Максима Полетаева». Безусловно, она, как и всякий человек, имеет право на судебную защиту, но муж, при всем уважении к охране семьи в России, не вправе подать иск в защиту третьего лица, в том числе горячо любимой супруги. Если сведения об имуществе жены Максима Владимировича (компания Lamesa Holding) неверны, она вправе самостоятельно их оспорить.

Очень, очень странная работа юристов, даже вспомнился известный анекдот про адвокатов, где отец говорит сыну, начавшему свою карьеру с быстрой победы в деле, которым семья занималась очень давно: «Вы только посмотрите на этого идиота! Он сегодня за один день закончил дело, которое кормило нашу семью почти 10 лет!»

Есть в иске и откровенно абсурдное притягивание за уши, и даже пренебрежение интересами клиента. Оригинальная цитата из статьи, оскорбившая Максима Полетаева звучит так: «Кстати, швейцарский Sberbank CIB (напомним, Полетаев тесно связан со «Сбером»), по версии следствия, регулярно продавал доллары именно КБ «РТБК», у которого, в свою очередь, их приобретали физические лица – не только Максим Полетаев, но и, например, Алексей Патрушев, племянник секретаря Совбеза и бывший зампред правления «Мастер-банка». В предложении, как мы видим, не утверждается, что это какая-то преступная схема, в которой имеются признаки коррупции или других правонарушений. Более того, не описана и взаимосвязь упомянутых фактов и имен, не сделаны никакие выводы. По всей видимости, у следствия на руках появились документы, из которых было видно, какие физические лица покупали у «РТКБ» наличные доллары.

Что же пишут в исковом заявлении замечательные юристы Полетаева (орфография и пунктуация сохранена, не обижайтесь, юристы!): «Сам факт связи «РТКБ», деятельность которого оценивается как незаконная, и Максима Полетаева распространяет на Полетаева негативную оценку. Однако, из исследуемого фрагмента, по нашему мнению, также следует, что Полетаев выступал не просто как частный клиент «РТКБ», который покупал у него доллары, но и как лицо, связанное со Сбербанком (из статьи также известно, что Максим Полетаев один из топ-менеджеров Сбербанка), т.е. он мог воздействовать как сотрудник компании, занимающий высокую позицию, на закупку долларов (например, их объемы), и потом выступал как частное лицо, покупающее их. Следовательно, здесь речь идет о наличии схемы, в которую вовлечен «РТКБ», деятельность которого рассматривается как незаконная, Сбербанк, Максим Полетаев и Алексей Патрушев, который также упоминается в этом фрагменте». Да чтобы мы без вас делали дорогие во всех смыслах этого слова юристы! Теперь в целом понятна взаимосвязь этих имен и названий, мы и швейцарское следствие вам очень благодарны!

А были ли страдания у Максима Полетаева?

Итак, доходим до кульминационной части искового заявления. Какой же урон принесли три фразы из нашей статьи о жизни и карьере Максима Полетаева, задаемся мы закономерным вопросом. Ответ есть в иске: «Таким образом, распространенная ответчиком информация порочит честь, достоинство и деловую репутацию Истца. Более того, публикация оспариваемых сведений послужила основанием для тщательной проверки кандидатуры М.В. Полетаева в качестве независимого члена Совета директоров в крупную международную компанию». Вот только сейчас Полетаев заседает в Совете директоров UC Rusal, то есть проблемы нет. И не помешали этому ни INFOX, ни история с невозвратным кредитом «Агрокора», которая по версии досужих Telegram-каналов стоила Полетаеву должности первого зама Грефа.

Но иск уже подан, а отступать Максим Полетаев не привык. Он по-прежнему хочет заставить СМИ опубликовать опровержение и получить из российского суда бумагу о том, что его следы – не черные, не серые, а белые. Только источник страданий пришлось аккуратно подменить в надежде, что суд этого не заметит.

Новым главным аргументом стороны истца стало письмо швейцарской компании Athos Trustees Gmbh Максиму Полетаеву (оно приобщено к делу, так что не является конфиденциальной информацией). В нем швейцарские финансисты вежливо сообщают, что рады бы поработать с семейными финансами Полетаева, но в российских СМИ распространена информация о его участии в «подозрительных финансовых сделках». То есть истец хотел надежно разместить заработанные в России деньги за границей (да-да, так и выглядит бегство капиталов, об опасности которого предупреждают президент и глава Центробанка), а злой «Инфокс» не дал ему такой возможности. Но помилуйте, «Атос Трастис» просто просит потенциального клиента прокомментировать материалы, не более того. Судя по всему, за прошедшие девять месяцев Полетаев так и не смог дать швейцарцам удовлетворительного ответа – неужели приберегает его для российского суда?

Ещё раз подчеркнем, что суть страданий истца меняется на глазах. В первоначальном иске речь шла о невозможности занять кресло в Совете директоров западной компании, а теперь, когда он уже его занял, речь уже о проблеме с управлением капиталами.

ООО «Смартмедиа» (INFOX.RU) искренне надеется, что суд проявит беспристрастность и объективность. Также мы желаем истцу трудовых успехов и высоких заработков на новом месте – Олег Дерипаска включил его в советы директоров нескольких своих предприятий. Так что никакого вреда не нанесено: менеджер просто поменял работу, ушел в «Русал», хорошую американскую компанию. Примерно этого он и добивался, разве нет?

Мы рекомендуем

Полная версия