Москва
24 мая ‘19
Пятница

Почему конфликт в маленькой деревне Томсино так важен для всей России

Мы с каждым днем все хуже умеем любить и все лучше завидовать, все меньше прощаем и все больше обвиняем. А потом удивляемся, почему вокруг враги, а не друзья.

Следственный комитет России завершил проверку ситуации, сложившейся вокруг девочки в деревне Томсино Себежского района Псковской области. 12-летняя сельчанка написала письмо Владимиру Путину, после чего на нее очень обиделись соседи. Следователи утверждают, что никаких угроз девочке не поступало.

Село Томсино – точка на карте России малоизвестная. Псковская область вообще, к сожалению, относится к числу вымирающих, и на два главных города, Псков и Великие Луки, приходится половина населения региона. Достаточно сказать, что Томсино входит в состав сельского поселения Себежское, включающего в себя 157 населённых пунктов. Знаете, сколько там жителей? 2157 человек. По 13,7 человека на одну деревню – дробная часть при такой «густонаселенности» даже не выглядит лишней: все-таки не 13, все-таки ближе к 14. Число жителей Томсино известно лишь на 2000 год – 327 человек. Сейчас явно меньше.

Понятно, что живется там не то чтобы прекрасно. Автодорога ровно одна, и та платная. До Себежа по ней около 40 километров. Правда, 3 километра до белорусской границы, но по ту сторону дела обстоят примерно так же. Как именно, рассказала 12-летняя Таисия Перчикова в письме, втайне от мамы отправленном ею на имя президента страны (на сайт kremlin.ru).

В деревне ей нравится, но школы там нет. Была, да закрыли – оптимизация, ничего не попишешь, народные деньги надо беречь, теперь каждый день по 30 километров туда и обратно. Мама работает медсесторой в две смены. «Работа хорошая», вот только «зарплата меньше МРОТ», правда с дежурствами выходит 12 тысяч рублей. Понятно, что приходится обрабатывать участок, дедовским методом, вручную. Собственно, в этом и содержалась просьба Таисии – подарить ее маме мотоблок и минитрактор, чтобы ей «меньше пришлось бы работать лопатой после дежурств».

Этого письма, наверное, вообще не было бы, если бы мать и дочь Перчиковы всю жизнь прожили на Псковщине. Но они всего год назад переехали из Санкт-Петербурга – тянуть съемное жилье дальше оказалось невозможно, и на остатки сбережений Елена Перчикова купила дом с участком в селе на окраине России – 350 тысяч рублей, не так уж много. Судя по всему, контраст между северной столицей и сельским поселением Себежское оказался слишком разительным для впечатлительной девочки. Местные привыкли.

Таких писем на президентский сайт приходят тысячи ежедневно. Ни одно из них не остается без внимания – вот и обращение Таисии перенаправили в комитет по социальной защите Псковской области. Оттуда девочке ответили, что возможности оказать помощь сейчас нет – действительно, крохотные социальные бюджеты не позволяют раздаривать садовую мототехнику. На том бы дело и закончилось, если бы не «вражьи голоса». В Томсино приехала корреспондентка «Радио Свобода». И, кажется, мать и дочь были с ней чрезмерно откровенны.

В своей статье Людмила Савицкая рассказала и о том, что начальство районной больницы высказало маме девочки все, что думает о жалобах на зарплату до президента, и о том, что социальные работники не только поблагодарили девочку за неравнодушие, но и заинтересовались отсутствием регистрации по месту жительства (процесс оформления дома в собственность затянулся).

После публикации на «Свободе» ситуация изменилась. Зарплата меньше МРОТ, расходы только на дорогу до работы – половина зарплаты, невозможность какого-либо профессионального роста – обычные реалии, которые привычно читать в бесконечных жалобах, но неприятно на сайте идеологического противника.

Областная администрация сообщила, что готова заключить с Перчиковой социальный контракт, предусматривающий покупку минитрактора. Такого рода адресная материальная помощь должна стать основным видом поддержки малоимущих в ближайшие годы (удочка вместо рыбы), так что областные власти идут в ногу со временем. Но регистрации нет, так что помочь власти не могут.

Зато могут обычные люди. Прочитав статью на «Свободе», многие стали писать героиням материала, интересоваться банковскими реквизитами, присылать помощь. Подключились благотворительные фонды – в целом мать и дочь получили порядка 90 тысяч рублей. Купили технику для огорода, лекарства, учебники. Чеки на все покупки бережно хранят – в наше время это выглядит разумной осторожностью. Потому что за эти деньги отвечать, кажется, придется очень долго.

Вы не пробовали переезжать из города в деревню? Для местных вы чаще всего оказываетесь либо ходячим кошельком («Петровна, одолжи до получки» без шансов на возврат), либо классовым врагом, которого хорошо бы извести, но можно и просто напакостить. Пока приехавшие из Петербурга горбатились в поте лица своего, их терпели, но посылки, техника, корреспонденты – это оказалось перебором. «Дети в селе перестали со мной дружить и стали вести себя как будто враги. Девочки угрожали, что будут снимать меня на видео и ржать». Приехали люди из псковских «Вестей» (подразделение телеканала «Россия») и сняли недоброжелательный сюжет. Где, впрочем, вскрылся ряд подробностей: родной отец девочки скрывается от алиментов на Украине, с Еленой живет ее гражданский муж (о нем в письме президенту ни слова), а у самой женщины огромный долг по заброшенному ИП, так что за ее новой техникой, скорее всего, очень скоро придут приставы.

Кстати, в момент написания этого текста съемочная группа «Вестей» снова работает на месте событий. Елена Перчикова утверждает, что журналисты общались с ними «как с преступниками, иждивенцами и мошенниками, которые хотят обмануть государство».

Точкой невозврата стал момент, когда девочке подарили ноутбук. После этого ситуация вышла за пределы разума: неискушенную в интернет-играх девочку бывшие подруги «развели» с фейкового аккаунта на очень нехорошие игры, посетители больницы стали массово писать жалобы на медсестру Перчикову, а девочке поступали серьезные угрозы.

Перчиковы ищут другое место жительства в Псковской области. А следственный комитет не находит ничего предосудительного в травле, угрозах и виртуальном насилии. Дескать, так жили наши деды и нам завещали.

Есть такой русофобский анекдот о том, что в аду около котлов, где варятся русские, охрана не стоит: как только один попытается вылезти из кипятка, остальные все равно затаскивают его назад. Мы не знаем, хорошие ли люди Перчиковы (да и что такое «хороший человек»?), не знаем, кто прав, кто виноват в их конфликте с односельчанами, но создается впечатление, что этот анекдот с каждым днем все более напоминает реальность.

Мы рекомендуем

Полная версия