Москва
21 февраля ‘20
Пятница

Аналитик назвал опасности усиления Госсовета

Политологи проанализировали поправки в Конституцию РФ, внесенные президентом Владимиром Путиным на рассмотрение в Госдуму.

По мнению аналитика Анатолия Несмияна, у власти было три варианта транзита. Самым простым он назвал ликвидацию ограничений на количество президентских сроков. Самым сложным — расширение вертикали управления за счет создания Союзного государства с Белоруссией. Однако Владимир Путин выбрал самый опасный сценарий — через Госсовет, подчеркнул он.

По мнению аналитика, суть путинских преобразований заключается в ослаблении всех ветвей власти и распылении их полномочий. Госсовет станет неким арбитражем в конфликтах, которые будут возникать в новой системе. Однако загвоздка в том, что арбитраж не может быть административным. Подобные конфликты решает суд, а арбитраж в этой сфере может быть только моральным или идеологическим, пояснил Несмиян. Госсовет может быть полезным только при выполнении идеологических функций, считает комментатор.

Среди рисков Несмиян выделил разрушение баланса управления, заложенного в российской Конституции. У нее действительно есть запас устойчивости, что показала ее стойкость за последние 20 лет. Однако теперь ее могут пошатнуть, полагает автор.

Проблема четвертой власти

Он пояснил, что в Основном законе нет четвертой власти. Путин хочет ее создать, что грозит серьезными последствиями. Вне зависимости от функций новой власти вся система потеряет баланс. Чем больше полномочий получит Госсовет, тем быстрее будет разрушаться система, полагает Несмиян.

Он напомнил, что в СССР была четвертая власть — партийная, опиравшаяся на идеологию. Формальным правом для нее были коммунистическая идеология и решения партии. Однако у Путина нет идеологии и других формальных оснований для арбитража, кроме личного авторитета, добавил Несмиян. По этой причине система со временем поймет, что справляется с работой без надзора со стороны человека, не имеющего прав на это. В России не принимают лидера нации без полномочий и формальной должности, пояснил он.

Другой проблемой, по его мысли, являются российские правители. Они не понимают, что Россия является страной-цивилизацией, то есть самодостаточной системой со взимосвязанными экономикой, духовностью, политикой и социальным комплексом. Они также не учитывают особенность управления в РФ, выражающуюся в сокрализации власти. В ней есть и сила, и слабость. Она предполагает, что отец народа не возможен без формального права. Лидер должен обладать постом и полномочиями, а не только моральным авторитетом, пояснил автор.

Конституционная монархия?

Политический обозреватель Кирилл Рогов полагает, что предложения превращают формальную президентско-парламентскую систему с реальным акцентом на президентской власти в «мега-президентскую» или «конституционно-монархическую». «Монархизм» хотят внедрить через перевод части правительства под прямой контроль президента и переподчинение ему судов и прокуратуры. В итоге Конституция РФ распадется на декларативную и практическую части, между которыми возникнет конфликт, пояснил автор.

По мнению Рогова, изменения нарушают принцип разделения властей, записанный в статье 10 (Глава 1), поскольку включают в президентскую вертикаль суды и прокуратуру. Они сокращают статус правительства и премьер-министра, а международный и силовой блоки кабмина делают частью президентской администрации, не подотчетной парламенту. Премьера приравнивают к министрам с точки зрения независимости и подотчетности Госдуме. При этом президент будет руководить судами, прокуратурой и силовыми министерствами с согласия Совфеда, который не избирается. Он формируется через назначение президентом и делегирование региональными парламентами.

Поправки фактически отменяют независимость муниципальной власти, которую включают в систему госвласти. Это противоречит статье 12 (Глава 1), отметил автор. Еще одно противоречие закладывает пункт о верховенстве национального законодательства над международным (статья 15, Глава 1). Подчиненность Конституционного суда президенту поможет разрешить эти противоречия, добавил Рогов.

По его словам, Госсовет превращается в «еще один президентский офис». Автор предположил, что в него войдут президент, премьер, спикеры обеих палат парламента и ключевые силовики. В итоге получится «старшее правительство — Политбюро», отметил он.

Рогов задался вопросом, кто будет конституционным монархом в этой системе. Не исключено, что не председатель госсовета. Однако поправки не обеспечивают ему автономную легитимность или самостоятельные полномочия. С конституционной точки зрения — это еще один президентский офис, не отличающийся от Совбеза, заключил комментатор.

Мы рекомендуем

Полная версия