Москва
30 октября ‘20
Пятница

Дело об убийстве Немцова продолжает пылиться на полках в СК

27 февраля — четвертая годовщина со дня убийства Бориса Немцова.

Присяжные признали виновными исполнителей. Заказчика и организатора не установили. Их дело СК выделил в отдельное производство, но до сих пор имена организаторов не названы. СК утверждает, что в деле есть некие «подвижки», но не говорит, какие именно.

Начиналось расследование довольно бодро, отмечает репортер «Новой газеты» Вера Челищева. Круг лиц, причастных к преступлению, установили за нескольких дней. Вскоре подозреваемые были арестованы. Но дальше дело продвигалось все более туго.

Выяснилось, что ФСО «не ведет» видеонаблюдение за близлежащей к Кремлю территорией — Большим Москворецким мостом. Также Росгвардия долгое время не отвечала на запросы о статусе своих сотрудников — киллера Дадаева из батальона «Север», и возможного организатора Руслана Геремеева, майора чеченского батальона «Север», непосредственного начальника Дадаева, доводящегося родственником сенатору от Чеченской республики Сулейману Геремееву.

Привезти на допрос Руслана Геремеева не удалось. Следствие два раза предпринимало попытку предъявить Геремееву обвинения заочно, чтобы обратиться к суду с ходатайством о его заочном аресте и объявить в розыск. Но оба раза СК отклонял это предложение. В результате Геремеев, в чьих квартирах в столице жили исполнители преступления, не проходит даже свидетелем по этому делу.

В батальоне «Север» Геремеев во время убийства Немцова был замкомандира батальона Делимханова, доводящегося братом депутату ГД Адаму Делимханову, который близок к Кадырову. (Делимхановы и Геремеев при этом — родственники). Спустя 3 месяца после убийства политика, Алибек Делимханов получил повышение по службе.

Суд над исполнителями длился примерно 8 месяцев. Защитники дочери Немцова пытались прояснить всю цепь событий данного дела — от исполнителей до заказчиков. Прокуроров интересовало лишь доказательство вины подсудимых, они не интересовались у них отношениями с силовиками Чечни, сообщает Челищева.

Судья Житников также не интересовался ни истинными мотивами убийства, ни тем, кто его заказал. Суд удовлетворила версия следствия: убийство политика общероссийского значения спланировал молодой чеченский водитель (который так и не был найден). Ну, просто не нравился ему Немцов...

Осужденные за убийство Немцова получили тюремные сроки от 11 до 20 лет. Сейчас с делом ничего не происходит. Оно продолжает пылиться на полках в СК, отмечает репортер.

Адвокат Михайлова, представляющая интересы дочери политика, сообщила, что следственные органы не предпринимают ничего для поиска заказчика и организатора преступления.

У потерпевшей стороны остается надежда лишь на международный контроль. Ранее окончилась сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ. В результате сессии была запущена надзорная процедура по делу об убийстве Немцова.

В Нижнем Новгороде в день убийства Бориса Немцова ему открыли памятную доску, сообщает политик Дмитрий Гудков в своем телеграм-канале.

Установили «Ту доску, о которой я больше 3 лет назад говорил с тогдашним главой города. Ни в коем случае не хочу приписывать себе заслуги: просто нужно понимать, как долго и с каким скрипом решаются даже такие простые вопросы, связанные с памятью Бориса», — пишет Гудков.

И если бы не постоянное давление на власти, не постоянная работа политиков, активистов и горожан, этого бы так и не произошло, считает он.

Ольга Лехтонен, Марина Александровская, Эльвира Вихарева, Юрий Кузьмичев, Олег Родин, Ольга Шорина, Нина Зверева, Антон, Жанна и Дина Яковлевна Немцовы — это имена тех, кто сделал эту доску из идеи — вещью, знаком нашей памяти, сообщает политик.

«Не только памяти: мы прекрасно знаем, что расследования убийства нет. Что убийца будет назван по имени и осужден только после того, как «лидер — не факт, что нужно было убивать — нации» покинет Кремль, под стеной которого Борису стреляли в спину. И доска — это обещание того, что так все и будет», — пишет Гудков.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия