Москва
18 января ‘20
Суббота

«Думаете, все прошло? Ни хрена подобного — уровень радиации идет вверх!»: беседа с писателем о сериале «Чернобыль»

Владимир Губарев, советский журналист, работал в Чернобыле сразу после аварии. 

Он является автором известной книги о чернобыльской аварии. О недавно вышедшем фильме он рассказал, что в целом все показанное в нем — правда. Чем отличается Чернобыль от ядерного взрыва в Хиросиме? Тем, что сейчас в Хиросиме самая высокая в Японии продолжительность жизни, отмечает журналист. Это происходит благодаря медицине, которая на этот город бросила всю свою мощь.

В Чернобыле - иная ситуация: плутоний не взорвался, он ушел в различные соединения, появилось два десятка изотопов, с которыми проблематично бороться. В настоящее время много кто полагает, что все прошло и со временем придет в норму. Но это не так! Уровень радиации усиливается, отмечает журналист. По его словам, несмотря на то, что фильм – страшный, он не передает масштаба катастрофы 1986 года.

По мнению журналиста, если бы сейчас произошла такая катастрофе, Россия не смогла бы построить саркофаг так быстро, не смогла бы уговорить шахтеров, послать солдат на крышу. По словам Губарева, Россия из этого ЧП выбралась с весьма малыми потерями. «Я просто не знаю, как в нынешних условиях все это можно было бы решить», - отмечает журналист. По его словам, Фукусима показала, что решить создавшиеся сложности невозможно.

По словам журналиста, в Чернобыле авария произошла из-за ерунды: трансформатор дополнительный не поставили, не подали энергию, когда волна накрыла и активная зона осталась без охлаждения. "И они молчат, что активность уходит в океан и разносится мимо наших Курил, Камчатки — до Аляски, до Калифорнии даже. Там же топливо, оно дай бог какой фон дает. Так что тихоокеанскую рыбу я бы как раз ел с осторожностью — без хребта и косточек, только филе", - рассказал журналист.

Фильм осуждает советскую систему. И все было бы совсем убедительно, если бы не Фукусима, отмечает Губарев. На Фукусиме все расписались в полной беспомощности — и американцы, и японцы. И в ближайшие 50–60 лет они не смогут сделать то, что Россия сделала за полгода.

Нужно понимать, что Чернобыль оказал влияние не только на Россию, но на все человечество. На политику, на медицину, на философию. На жизнь многих будущих поколений. На ближайшие 300–400 лет эта головная боль. О ней хотя бы надо знать. Потому что подавляющее большинство зрителей понятия не имеют о том, что произошло в Чернобыле в 1986 году, отмечает Губарев.

Мы рекомендуем

Полная версия