Москва
17 сентября ‘19
Вторник

Сериал «Чернобыль» стал для нас учебником истории - Колесников

В первые несколько дней после аварии на Чернобыльской АЭС у Политбюро не было полных данных о том, что произошло на самом деле.

Может быть первые лица СССР и хотели бы дозировать инфопотоки, но было нечего дозировать. Либо саму власть вводили в заблуждение, либо не открывали полную картину катастрофы. Горбачев позже высказался по этому поводу. По его словам, система управления ядерной сферой СССР была настолько монополизирована и закрыта, что в нее не могли войти даже власти страны. А если она закрыта и не дает данных о себе — возможно все.

Можно было спасти людей, в Чернобыле были необходимые препараты, но никто и не подумал их применить: о них либо забыли, или не знали о том, что они есть. Михаил Горбачев поделил собственную жизнь, как он сам говорил, на время до чернобыльской аварии и после нее. Именно тогда он осознал, как трудно поменять систему, которая сама препятствует каким-либо изменениям.

Возможно, Чернобыль был первым шагом к распаду СССР — не столько из-за того, что ликвидация чернобыльской катастрофы потребовала огромных финансовых вливаний, сколько из-за того, что система морально надорвалась, предполагает журналист Андрей Колесников.

Целенаправленно созданный информационный вакуум является той средой, в которой Горбачев пытался управлять СССР тридцать лет назад. По мнению журналиста, незнание собственной истории при ее рукотворном упрощении является той средой, в которой сейчас находимся мы.

Фильм «Чернобыль» показал российским гражданам, что у них есть история, которую делали не военные и не политики, пишет Колесников. Эта история состоит не только из побед, а также и из поражений.

Скорее всего, этот сериал не покажут по ТВ. Ведь историческая политика, выстроенная на недомолвках, упрощении и мифологизации — один из важнейших инструментов управления государством, отмечает журналист. Если недоговоренности и умолчания будут удалены, это может поломать всю схему.

А главное, в картине явлен реальный субъект истории — народ. Многие лидеры называет свою власть народной, но не верят своему народу, боятся его и считает «шелупонью». В сериале определенные люди, а не безличная масса — спасают планету от ядерной катастрофы. И все они названы. Они действуют не благодаря системе, а вопреки ей.

В фильме показан тот самый «подвиг советского народа». Но не из той истории, которую создают идеологи, а из настоящей. И о ней говорят не наши, а западные режиссеры. Может быть российских авторов что-то сдерживает, и они не могут посмотреть на свою историю изнутри — требуется посторонний взгляд.

Мы рекомендуем

Полная версия
Установить приложение