Москва
20 сентября ‘20
Воскресенье

Подтопление, возгорание: как ТВ старается не волновать зрителей истинным масштабом катастроф

Российское ТВ научилось плохие новости подавать так, чтобы не особо волновать зрителей, пишет журналист Ирина Петровская.

Взять к примеру «подтопление». Не страшное слово. Случается и при таянии снега, и во время паводка. Ничего хорошего, но и не трагедия, отмечает журналист. Жители сел часто такое переживают. Затем погреб и забор отремонтируют, имущество высушат — и продолжают жить по-прежнему.

Именно «подтоплением» упрямо именуют в выпусках новостей на ТВ и различных ток-шоу гуманитарную катастрофу в Иркутской области, в результате которой пострадали десятки тысяч россиян, потерявшие жилье и все имущество, отмечает журналист. В результате катастрофы погибли люди, есть и пропавшие без вести.

1 июля в передаче «60 минут» «подтопление» все же честно назвали «страшным наводнением». Но вода уже начала спадать и помощь оказали вовремя. Население эвакуировали. Ситуация находится под контролем. Власти в курсе событий. Обо всем этом сообщили очень коротко, буквально за несколько минут, а затем начали обсуждать внешнеполитическую повестку.

В программе «Время покажет» также осветили наводнение в Иркутской области. Короткий ролик с места ЧП сменило видео подтопленной дороги у столичного аэропорта Шереметьево. «И в Москве тоже льет, — отметил ведущий передачи Шейнин. — Природа непредсказуема. Научимся ли мы управлять ею в будущем?»

При этом ничего не было сказано о том, что в большей части «природных» катаклизмов виноваты люди: ни слова о том, что забиты или вообще не обустроены на столичных дорогах «ливневки», о несопоставимости столичного подтопления с иркутской катастрофой.

[INCUT-R]

Умолчали и о масштабах наводнения, тысячах жителей, потерявших все и о бездействии власти, вовремя не сообщившей гражданам о грядущей катастрофе (хотя они и заявляют о скором оказании помощи сибирякам), пишет Петровская.

Трагическую новость о смерти в Баренцевом море 14 подводников ведущий Шейнин после показа заявление главы Минобороны Шойгу кратко прокомментировал так: «Знали, на что шли. Ими двигали интересы дела. Это отличает их от просто людей. Я не думаю, что мы как общество должны ждать деталей и подробностей».

Тогда же и назвали это ЧП не страшным, почти бытовы словом «Возгорание». Именно так обозначил произошедшее Шойгу, сообщая президенту об аварии. Позже это слово использовали и ведущие в новостях, возгорание — с кем не бывает, замечает журналист.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия