Москва
25 сентября ‘20
Пятница

Могильник свободы: что остается от либеральной идеи после выступления Путина

Либерализм исповедует доминирование равенства возможностей над равенством положений.

Отсюда расслоение на победителей и проигравших. В России эта зашкаливающая дифференциация на неестественно нищих и противоестественно богатых выглядит экстремальным воплощением либерализма в его самой жесткой, безжалостной форме. В «хорошем обществе» от этого давно отказались.

Но и на «социальное государство» (статья 7.1 Конституции РФ) это похоже мало, и все меньше. Похоронить такую «либеральную идею» можно только вместе с этим режимом, полагает журналист Александр Рубцов. Заниматься идеологическим суицидом, отвечая за такую суть правления, никто не желает. В противоборстве «башен» Кремля все списывают на системных либералов в правительстве, что необоснованно в условиях персонализма с ручным управлением.

Такие нападки даже не рикошетом, а прямой наводкой бьют по президенту: или он сам замаскированный либерал-экстремист, или не контролирует стратегию правительства, что не соответствует истине, пишет журналист.

В Росси особенное расслоение — у нас сословия — друзья, дети, вертикаль, силовики... Здесь наказывают за нарушение не закона, а внутреннего распорядка корпорации. По мнению журналиста, странно считать это либеральной идеей и делом рук либералов. Такое может быть лишь при подавлении свободы, когда страной руководят «руками», разрушая институты, полагает Рубцов.

Либеральная идея в госрегулировании в РФ не умерла, но убита — и при этом постоянно реанимируется. Либеральная идея выступает и как принцип, и как рабочий вектор, когда иных вариантов просто нет.

Экспансия государства в систему собственности и контроля достигла предела неэффективности. Если что-то изменять, то альтернативы либерализации нет; если ничего не делать, то все само грохнется под тяжестью немыслимой паразитарной надстройки, считает журналист.

В нашей стране после засилья идеологии СССР ожидать от граждан реальной идейности не приходится. Гипертрофированный и насильственный советский коллективизм разрушил российские традиции общинности и соборности, считает Рубцов. По его мнению, общество на макро- и микроуровнях настолько разобщенно, что солидарности и взаимопониманию нам бы учиться у атомизированного Запада, отмечает журналист.

По его мнению, деловой свободе и низовому экономическому либерализму нам впору учиться у КНР. Государства держатся не только административной машинерией, но и «метафизикой власти». Во власти есть идея беззаветного служения, но лишь собственным интересам. Есть даже иллюзии миссии власти, но эта миссия почему-то не допускает даже мысли о возможности уйти или хотя бы умерить аппетиты ради общего дела. Вопрос не решается простой заменой плохих на хороших, пишет Рубцов.

Такой ненасытный Левиафан, как в России, возможен лишь при немереной сырьевой ренте. Ресурсный социум обречен, и готовиться к смене модели надо было вчера, а не сейчас, когда точки невозврата могут быть уже пройдены. Те, кто привык решать все за всех, внушают себе и людям, что РФ якобы не готова к свободе. Это как учиться плавать в бассейне без воды. Более того, положение дел свидетельствует о том, что к несвободе РФ не готова.

Об этом говорит состояние экономики, социальной сферы и госаппарата. Если иметь хотя бы минимальные представления об исторической совести, можно понять, что свобода может быть не только наградой, но и наказанием. История и в самом деле благоволит РФ: преступлениями 20 века страна заслужила еще более худшего. И если мы не завоевали и не обустроили свободу, чтобы жить, придется осваиваться с ней, чтобы выжить, пишет Рубцов.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия