Москва
15 декабря ‘19
Воскресенье

Белковский: Путин сможет править Россией и после смерти

По мнению политолога Станислава Белковского, Путин может править страной и после смерти, если российские граждане не заменят свое тотальное мышление европейским.

Он считает, что россияне живут в плену тотального мышления, тотального сознания, основная черта которого такова: только человек, согласный с моей точкой зрения — хороший. А если кто-то со мной не согласен, то либо у него на это корыстные мотивы, либо он просто идиот, рассуждает политолог.

Так мыслят и представители власти, и элиты и прогрессивная общественность. Под последней политолог подразумевает среду, из которой выходят представители оппозиции.

Белковский пишет, что европейское мышление — это банальность добра. Россиянин может быть святым, но ему труднее быть честным, считает политолог. Он может с легкостью пойти на подвиг или хотя бы изобразить это, но регулярно платить налоги и выполнять регулярно ежедневные бытовые обязанности — это для него намного сложнее.

По мнению Белковского, РФ не тогда станет европейским государством, когда покинет свой пост Путин. Ведь неизвестно, кто придёт ему на смену. Вполне вероятно, что после ухода нынешнего президента россияне будут вспоминать его пребывание у власти как время благоденствия, пусть и относительного, замечает политолог.

По его мнению, возможно, что ещё и после физической смерти он на какой-то период останется у власти. Сейчас нечто подобное происходит в Туркменистане, отмечает Белковский. Здесь политолог обращает внимание на то, что недавний Каспийский саммит прошел на уровне премьеров, а ранее всегда проходил на уровне президентов — поскольку глава Туркменистана «скорее жив, чем мёртв».

Так и Путин: паника перед его уходом может быть такой сильной, что уже пребывая между мирами, он может продолжить формально выполнять обязанности главы государства и при помощи технологий — видеоконсервов, факсимиле и прочего — править РФ «неопределённо долго», предполагает политолог.

Суть при этом заключается не в том, сменит ли парламентская демократия нынешнюю суперпрезидентскую республику (а по сути монархию), считает политолог. Суть дела состоит в том, будут ли россияне готовы стать европейцами на уровне мышления, смогут ли они убедить себя в том, что западные принципы им подходят, и что не кровь и не месть должны возобладать, когда нынешний режим всё же станет уходить, а милосердие и справедливость, замечает политолог.

Путин в начале своего политического пути был западником, он намеревался привести Россию в ЕС и НАТО, напоминает Белковский. По его мнению, Путин показал, что когда в РФ нет стабильной европейской политической культуры, от изменения настроения правителя зависит намного больше, чем хотелось бы.

Российского президента несколько раз обидели, отмечает политолог. В 2003 году, когда было вторжение в Ирак, которое США с ним не согласовали, а его союзники того времени — Франция и ФРГ — заняли выжидательную позицию, то есть вначале вроде были с РФ, но при этом были согласны с американцами по многим вопросам.

В 2004 году также последовало несколько «пощечин»: вступление балтийских государств в Североатлантический альянс и «оранжевая революция» на Украине, которую, как считает Путин, организовали не простые украинцы, а Штаты руками некоторой части украинских элит, замечает политолог.

Затем последовала «мюнхенская речь», в которой российский лидер послал «последний китайский поцелуй» Западу. В 2013 году была крайняя попытка примириться с Западом перед Олимпиадой: амнистировали Ходорковского и других. По мнению Белковского, всё это звенья одной цепи.

В 2014 год Путина снова обижали: западные политики не посетили Олимпиаду. Далее произошел украинский майдан, который в Кремле восприняли как госпереворот, ну и так далее. Теперь РФ предпочитает просто держать мир в страхе, чтобы ее «не обижали», считает политолог.

Мы рекомендуем

Полная версия