Москва
13 декабря ‘19
Пятница

Невзоров: Забайкальский срочник восстал против «дебилов в фуражках»

Солдат Рамиль Шамсутдинов расстрелял 8 сослуживцев в Забайкалье.

Изначально в Минобороны заявили, что у срочника произошел нервный срыв, вызванный личными обстоятельствам. Однако позднее в ведомстве все-таки признали, что ЧП произошло по причине неуставных отношений. Отец солдата рассказал, что его сын был психически готов к дедовщине, чтобы вывести его из равновесия должно было случиться нечто «сверхчеловеческое».

Чем больше времени проходит после массового расстрела в Забайкалье, тем больше раскрывается неприятных подробностей об отношениях в части. Комитет солдатских матерей Забайкалья и источник «Ъ» заявили, что в части была дедовщина.

Источник рассказал, что Шамсутдинов не хотел совершать массовое убийство. Он сообщил, кого на самом деле хотел убить солдат. По словам источника, срочник хотел убить лишь одного офицера. Остальные попали под раздачу, утверждает он. Имя офицера не указывается.

ЧП в Забайкалье — это чрезвычайное по своей знаковости и событийности происшествие. Это стало понятно по реакции властей, считает журналист Александр Невзоров. Образовалась «длинная, извилистая мерзкая трещина». Это напоминает время развала СССР.

Официальные СМИ сразу приняли позу: «Служить!», считает журналист. Начался бред в том духе, что у срочника «личные проблемы, подали не то шампанское, не протерли бокал, девушка его бросила», отмечает журналист. Однако бред закончился.

Ежегодно «в полное распоряжение дебилов в фуражках совершенно свихнувшихся от пьянства и безделья в своих гарнизонах» попадает дешевый человеческий молодняк, отмечает Невзоров. Эту молодежь сразу помещают в тесную клетку, сделанную из дисциплины, злобы, жлобства, устава, дедовщины и прочего. И ничего не мешает им начать работу «с мочками этого молодняка и с гениталиями тоже». И эта работа начинается.

Итог этого взаимодействия известен, замечает журналист. Случай с Шамсутдиновым является лишь примером среди бесконечных подобных ЧП. Вряд ли это последний такой случай, предполагает Невзоров.

По его мнению, по запредельности вранья армия и цирк похожи. «Это закрытые системы, которые либо для дураков, либо для тех, кому удобно так думать», они умеют создать сусальную, ложную картинку, вводящую в заблуждение.

Журналист рассказал, что ЧП в Забайкалье похоже на дело Сакалаускаса 1987 года. Тогда рядовой убил 8 сослуживцев. И также можно было наблюдать «цирк вранья про психологические проблемы срочника, про то, что никакой дедовщины нет», вспоминает журналист. Но позднее стало известно, что над солдатом издевались, его макнули головой в унитаз, куда перед этим сходило несколько человек.

С Шамсутдиновым проделали то же самое, замечает журналист. Оба эти случая объединяет то, что унижаемые солдаты «посмели восстать, хотя очень многие глотают и соглашаются на такие унижения», считает Невзоров. Когда кому-то оставляют право лишь ненавидеть, он его реализовывает, отмечает он. По его словам, Шамсутдинов всего лишь оказался смелее других.

Далее журналист задается вопросом: зачем вообще нужно призывать в армию? Ведь в бою призывник способен лишь «стать трупом», поскольку для того, чтобы успешно воевать, нужно много учиться и тренироваться.

«Умереть может любой идиот, но профессионализм солдата заключается в том, чтобы уметь и любить убивать. А этот дар есть у очень немногих», — считает журналист. По его мнению, ЧП в Забайкалье — это тяжелое наследие тоталитарной армии СССР, когда через машину отупления проводили как можно больше людей, воспитывая в них послушание.

Мы рекомендуем

Полная версия