Москва
15 декабря ‘19
Воскресенье

«Даже полицейские увольняются и поддерживают протест»: об отказе силовика быть потерпевшим по «московскому делу»

Бывший полицейский Виталий Максидов отказался проходить потерпевшим по делу Самариддина Раджабова, обвиняемого в угрозе применения насилия к сотруднику полиции.

Угроза — это пластиковая баклажка, брошенная в сторону силовиков, которую они якобы восприняли как реальную угрозу. На записи видно, что силовики даже не заметили упавшей неподалеку бутылки. Максидов не стал потерпевшим по данному делу, однако есть и другие «потерпевшие» — трое полицейских — бывших коллег Максидова.

Он сообщил, что после 27 августа ему и другим полицейским прислали видео, где некто из толпы бросает пластиковую бутылку. Их попросили опознать себя, что они и сделали. После этого им сообщили, что они проходят свидетелями по уголовному делу. Однако никто из полицейских, рядом с которыми бросили бутылку, не видели, кем она была брошена и куда летела.

«У следствия просто не клеилось дело», — отмечает журналист Ирек Муртазин. Обвиняемый задержан, а потерпевших нет. И их было решено назначить, пишет Муртазин. Максидов отказался участвовать в этом. А его бывшие коллеги — нет. Выходит, что человек, ушедший из полиции, может не врать суду, а продолжающие служить — нет? — задается вопросом журналист.

«Продолжающие служить обязаны выучить назубок версию, придуманную следствием, и отчеканить ее на допросе в зале суда, как бы нелепо она ни выглядела?» — спрашивает он. Версия, что силовики восприняли звук падения пластиковой баклажки как «реальную угрозу» и испугались, кажется «даже не нелепой, а абсурдной», считает журналист.

Возможно, следствию на руку, чтобы полицейские сейчас выглядели слабыми доходягами, предполагает журналист. Но это — «публичная дискредитация органов внутренних дел», считает он.

«Правильно ли бросать бутылки в полицейских? Нет. Какой бы ни была наша полиция, разрушать ее авторитет — крайне опасно. Для нас же», — считает журналист Юлия Ахмедова. Правильно и не признавать себя потерпевшим, когда в тебя не долетела бутылка, отмечает она.

По словам журналиста, это моральное насилие над человеком — заставлять его признать себя потерпевшим в деле о недолетевшей бутылке. Ахмедова считает, что разбираться нужно было с этой бутылкой и бросившим ее как с делом, в котором нет потерпевшего и не насиловать морально сотрудников полиции.

Ведь когда полицейские признают себя потерпевшим по подобному делу, это разрушает авторитет полиции в глазах общества, считает журналист. «Теперь ситуацию можно преподносить так — даже полицейские увольняются и поддерживают протест», — пишет Ахмедова.

Ранее глава «Открытой России» Анастасия Буракова попросила руководителя МВД Колокольцева проверить на профпригодность полицейских, проходящих потерпевшими по делу Самариддина Раджабова. Его обвиняют в угрозе применения насилия к представителям власти. Полицейские, проходящие потерпевшими по этому делу испугались звука брошенной в их сторону пластиковой бутылки.

Мы рекомендуем

Полная версия