Москва
2 апреля ‘20
Четверг

Эпидемия коронавируса изменит мировую экономику до неузнаваемости — мнение

Профессор НИУ ВШЭ, журналист Сергей Медведев рассуждает о возможных последствиях эпидемии коронавируса.

Эбола и атипичная пневмония всегда были чем-то далеким. «А коронавирус уже близко, задевает твоих друзей и знакомых», — пишет Медведев в своем Фейсбуке.

«Пока не больно, но обидно: одна знакомая пришла к закрытым из-за карантина дверям Ля Скала, другой — пролетел с только что отмененным Тель-Авивским марафоном. У третьего проблемы серьезнее: под угрозой поставки комплектующих из Китая, а равнозначной по цене и качеству замены нет нигде в мире», — пишет Медведев. Вирус понемногу неумолимо вторгается в повседную жизнь, нарушая «ниточки глобальной связанности», - отмечает эксперт.

В РФ многие смеются над всемирным хайпом и паникерами в масках и спокойно следят за новостными сообщениями о вирусе. Однако оснований для уверенности нет никаких: «в отличие от безупречной биополитической машины Китая, у нас нет работающего государства, способного отреагировать быстро и эффективно, а есть планы по гражданской обороне из школьных методичек по НВП, противочумные костюмы времен наркома Семашко», — пишет Медведев.

Он отмечает, что «история с коронавирусом раскручивается медленно, но неумолимо». Экономисты пока не в силах просчитать его влияния на финансовые рынки, которые резко просели на новостях из Италии вместе с нефтью, на экспортных поставках, на всю инфраструктуру глобальной экономики, «эту невидимую глазу ризому, где все знают всех через шесть рукопожатий, которые вдруг стали токсичны».

Возможно, наша повестка к маю поменяется до неузнаваемости и мы забудем о поправках в Конституцию, и никто из мировых лидеров не приедет на празднование Дня Победы. При этом эксперт предполагает, что, может быть коронавирус «один и может разрулить все те тупики, в которых оказались Россия и мир к 2020 году».

Японские власти крайне неэффективно и нехотя борются с коронавирусом. Колумнист New York Times задается вопросом, готова ли страна принять летнюю Олимпиаду.

Первый случай заражения в Японии произошел 28 января, но правительство подождало три недели, чтобы предупредить граждан об опасности и рассказать, куда обращаться в случае симптомов. А базовые принципы борьбы с вирусом приняли только в этот вторник.

В стране дефицит масок, средств дезинфекции и тестов на вирус. Но премьер-министр Синдзо Абэ заявил, что не видит причин увеличивать бюджет на борьбу с эпидемией, и не появляется на встречах рабочей группы, пишет колумнист.

Он отмечает, что треть правящей партии Японии — потомки влиятельных политических династий, в том числе премьер-министр: его дед тоже был премьером. Им неинтересна жизнь простых японцев, и он предпочитают игнорировать кризисы. Это вызывает особенную тревогу, учитывая, что через несколько месяцев на Олимпиаду в Японию приедут миллионы спортивных фанатов.

Мы рекомендуем

Полная версия