Москва
14 августа ‘20
Пятница

Море волнуется на фоне COVID-19

В то время, как в мире продолжается борьба с коронавирусной инфекцией (COVID-19), а международное сообщество, помимо эпидемиологической ситуации, больше заботит ситуация на Ближнем Востоке, Китайская Народная Республика (КНР), похоже, в последнее время решила активизировать свои действия в Южно-Китайском море (ЮКМ).

Пекин здесь сочетает как военные, так политические действия, и продолжение давления на своих соседей, если в нем КНР удастся добиться успеха, в недалекой перспективе может изменить всю геополитическую обстановку в регионе Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Китай претендует на 80% ЮКМ или больше 2.2 млн кв. км акватории моря, полностью игнорируя интересы своих соседей по региону. Являющейся одной из самых загруженных мировых транспортных артерий, по которой сейчас ежегодно свободно провозится грузов на 3,4 триллиона долларов, Южно-Китайское море также потенциально богато природными ресурсами. Интересы КНР, помимо сугубо военно-стратегических, просты: поставить под контроль торговые потоки, обеспечивающие не только сам Китай, но и другие восточноазиатские страны, в том числе Японию и Южную Корею, а также получить крупную ресурсную базу.

Несмотря на то, что претензии на акваторию ЮКМ Пекина не совместимы с нормами современного международного права, прежде всего, установленные конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года, ратифицированной Китаем в 1996 году, а также с решением Арбитражного суда в Гааге, который постановил, что КНР не имеет никаких юридических оснований для притязаний на акваторию Южно-Китайского моря, Пекин этой весной продолжил давление на своих соседей, которые также в той или иной мере считают акваторию своей: Вьетнам, Филиппины, Малайзию, Индонезию.

В середине апреля Китай объявил о создании двух административных единиц в ЮКМ: первый на архипелаге Спратли с центром на искусственном (намытом самим Пекином) острове Файери-Кросс, а второй — на Парасельских островах с центром на острове Вуди. Также КНР дала свои названия 25 островам, отмелям и рифам, в том числе искусственно ей созданным островам, а также 55 подводным объектам. Произошло это на фоне того, как Соединенные Штаты Америки (США), поддерживающие малые страны ЮВА в их противостоянии с Пекином по поводу акватории Южно-Китайского моря, отозвали из региона свой крупнейший Theodore Roosevelt, после разбушевавшейся на нем инфекции COVID-19.

В то же самое время КНР продолжает использовать свои корабли Народно-освободительной армии Китая (НОАК), а также береговой охраны, которые находятся в составе Народной вооружённой милиции Китая, для давления на своих соседей по региону. Они демонстрируют свой флаг в водах, которые Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Индонезия считают своими.

Например, в начале апреля китайское судно береговой охраны потопило вьетнамскую шхуну и арестовало восемь человек, находившихся на ее борту. Но Пекин не ограничивается только военными мерами. Например китайские рыбаки ведут нелегальный промысел у принадлежащих Индонезии островов Бангуран, находящихся в самой южной части ЮКМ, в международной признанных водах Индонезии, находящихся в тысячах километрах от китайской территории.

Более того, КНР всяческими способами стремится воспрепятствовать разведке и разработке природных ресурсов в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) других стран. Например, во второй декаде мая исследовательское судно, нанятое малайзийской нефтяной компанией Petronas, под давлением китайских кораблей было вынуждено покинуть район разведки нефтяных месторождений в ЮКМ.

Помимо США, своими действиями в ЮКМ Пекин бросает вызов Ассоциации государства ЮВА (АСЕАН), объединяющей десять стран субрегиона, многие из которых недовольны поведение Китая в ЮКМ. Именно это организация может стать платформой для противостояния не соответствующих мировому праву претензий северного соседа. Особую роль в этой плотике АСЕАН играет Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ), председательствующая в Ассоциации в этом году.

Все последние агрессивные и односторонние действия КНР в акватории Южно-Китайского моря вызвали соответствующую реакцию в Ханое, который публично опротестовал каждое из них. СРВ активно поддерживают Филиппины и Индонезия. В начале апреля Манила выразила солидарность со своим соседом по ЮКМ после того, как береговая охрана Китая потопила вьетнамскую рыболовецкую шхуну.

А в начале мая Индонезия заявила, что обеспокоена последними событиями в акватории Южно-Китайского моря. «Индонезия обеспокоена действиями в Южно-Китайском море, которые могут усилить напряженность, в то время как мир борется с пандемией COVID-19», — министр иностранных дел этой страны Ретно Марсуди.

Россия поддерживает дружеские отношения как с КНР, так и со странами АСЕАН, в особенности с СРВ. Поэтому Москва заинтересована в решении споров в акватории ЮКМ на основе принципа отказа от угрозы силой или ее применения, выработки компромисса Китаем и странами ЮВА, и взаимоуважения всех сторон, участвующих в диспутах по поводу Южно-Китайского моря. Таким образом, именно она может стать площадкой для поиска консенсуса в решении застарелого конфликта, поскольку, в отличие от США, не заинтересована в эскалации напряженности между своими союзниками в регионе.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия