Москва
18 июня ‘21
Пятница

Тюрьма, эмиграция или победа: Что ждет белорусских активистов

23 августа в акции против результатов выборов, по данным белорусских СМИ, участвовали до 200 000 человек.

Около семи вечера участники Марша свободы подошли к резиденции Лукашенко, но путь им перекрыли ОМОНовцы. Позднее пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт заявила, что митингующие хотели штурмовать Дворец независимости, но струсили и якобы развернулись и побежали обратно.

Журналист Михаил Гуревич оценил потенциал протестной активности в республике. «Лукашенко банально нечего предложить своему народу, кроме порядком надоевшего самого себя, непоследовательного и умудряющегося опровергать собственные тезисы через предложение, сражающегося на словах то с русской угрозой независимости, то с войсками НАТО, называющего своих противников то запутавшимися овцами, то фашистами», — отмечает он.

Над этими разношерстными заявлениями смеются уже и в самой глубокой провинции, отмечает публицист. По его словам, даже обещания закрыть бастующие заводы уже не сдерживают людей. Скорее люди боятся возможного прекращения митингов и последующих преследований активистов и участников, отмечает Гуревич.

Большинство активистов ждет если не победа, то тюрьма или эмиграция. Поэтому белорусские протесты еще не скоро закончатся, считает публицист.

Сейчас важно, чтобы силовикам не приказали снова начать разгонять людей, как в первые дни августа, а люди в ответ на это не вспомнило про партизанские традиции страны, отмечает Гуревич.

Политологи говорят о том, что «русский мир» ведет экспансию — расширяет границы влияния. Но что именно он предлагает, задается вопросом политолог Илья Гращенко. Есть рынок сбыта, общие интересы, но культурное влияние стало намного меньше.

«Все держится на интересах элит и старшем поколении советских людей», — пишет Гращенко. Но о светлом будущем людей никто не упоминает, отмечает он.

Лукашенко предлагает ценить то, что имеется, но общество это не устраивает, народ хочет лучшего, перспектив, образа будущего. «На старческом брюзжание «хотите как в Украине» и «могло бы быть хуже», далеко не уедешь. Так что во многом это бунт против «душного» батьки, а не какие-то «оранжевые» технологии», считает политолог.

Попытки Лукашенко повторить южноамериканские диктатуры вызывают смех, что является первым признаком утраты реальной власти. Став смешным, Лукашенко и допустил главную ошибку, пытаясь удержать власть любой ценой. Он хочет, чтобы его снова боялись, но в обратную сторону это правило уже не работает, пишет Гращенко.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия