Москва
2 марта ‘21
Вторник

«Уличный протест замучают дубинками»: продолжатся ли в РФ митинги

Протесты, прошедшие по России в январе, сошли на нет. Возбуждено девяносто уголовных дел, более двенадцати тысяч человек задержали. Глава штабов Навального Леонид Волков заявил о временном прекращении протестных акций.

Политик Сергей Митрохин отмечает, что пока нет никакого результата от прошедших демонстраций. Политик Лев Шлосберг также рассказал, каких результатов достигли январские акции. По его мнению, самое серьезное достижение состоит в том, что россияне «увидели страх властей».

На разгон митингов привлекли огромное количество силовиков. По мнению политика, власть показала этим, что «работает только на силу». Нет площадок для переговоров, смягчения законодательства также не наблюдается, налицо лишь ужесточение, полагает Шлосберг.

Заявление Волкова о сворачивании протестов до весны вызвало неоднозначную реакцию. Распространилось мнение, что штаб Навального слил протесты. По мнению Митрохина, протест сознательно не сливали. Просто с момента возвращения Навального, организаторы акций так и не выработали тактику протеста, не выработали план действий, поэтому и случился спад протестной активности.

Результатом стали «какие-то фонарики во дворах», замечает политик. В итоге протестующие ничего не добились, констатирует он. По мнению политика, вывод людей на улицы не был оправдан.

Шлосберг в связи с этим отмечает, что слив — это когда организаторы митинга ведут закулисные переговоры или не знают, что сказать гражданам. Но сейчас этого не наблюдается. Сейчас общество ищет способы выразить мнение, несогласие с действиями руководства страны, считает он. Ситуация осложняется тем, что нет возможности законно выйти на митинги из-за пандемии.

По мнению Шлосберга, утверждать, что протест сдулся, не верно. Дело не в числе вышедших на улицы, а в сочувствующих, число которых растет, полагает политик.

«Массовый протест взрослеет — выборы надо выигрывать. Приходить и голосовать против тех, кому не верите. Один уличный протест не выживет, его замучают дубинками, нужно представительство во власти», — считает Шлосберг.

Также эксперты высказались по поводу того, что теперь будет с ФБК* и лично Алексеем Навальным. Митрохин полагает, что Навальный пока будет отбывать срок, сейчас его не выпустят, несмотря на требования. И занять его место сейчас некому, он - единоличный лидер ФБК.

Также он полагает, что Юлии Навальной не стоит пытаться стать «новой Тихановской», поскольку это будет «смешно выглядеть». Это может стать повторением провального сценария, поскольку сама Тихановская представляется слабой, находясь за рубежом и управляя оттуда протестом. Сложно сказать, удастся ли ФБК выжить. «Сеть региональных штабов у них, конечно, остается, но завтра придет к ним полиция, все перекурочит — и как они останутся после этого?» — размышляет Митрохин.

Шлосберг также согласен с тем, что ситуация для ФБК очень серьезная. Им продолжают присылать донаты, но уже возбуждено дело об отмывании средств фондом. Политик считает, что сейчас будут «пытаться создать условия нетерпимости», при которых фонд не сможет работать полноценно.

«Навального закроют на максимально долго — не на 2 года 8 месяцев, а дольше. Могут придумывать все что угодно, чтобы его удерживать», — предполагает Шлосберг.

Социолог Борис Кагарлицкий считает, что «в политическом плане действия Волкова последовательно работают на демобилизацию и деморализацию протеста».

«Команда, контролирующая ФБК в отсутствие Алексея Навального, отнюдь не заинтересована в развитии стихийного массового движения, которое она не сможет контролировать. В этом плане спад движения для них выгоден: они показывают власти, что могут не только в любой момент спровоцировать протест, но и по команде остановить его. Такая тактика имеет только один смысл: она ориентирована не на смену власти, а на договоренности с ней. Или с какой-то частью нынешних элит», — предполагает социолог.

По его мнению, «Волков и его коллеги понимают сущность массового протеста куда лучше, чем некоторые левые, которые не хотели выходить на улицу, чтобы не участвовать в «борьбе жабы и гадюки». «Развертывание массового низового движения — единственная гарантия против того, чтобы неминуемый и уже начавшийся транзит власти не прошел в режиме верхушечного сговора», — считает Кагарлицкий.

*ФБК (Фонд борьбы с коррупцией) признан российскими властями иностранным агентом.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия