Москва
26 ноября ‘20
Четверг

Куда переедет Исламское Государство? Йемен или Ливия?

Если посмотреть на карту дислокации группировок Исламского Государства (запрещенного в России), то можно обнаружить, что основные их опорные пункты расположены в Сирии и Ираке.

Поражения ИГ в Ираке и Сирии

Успешные действия ВКС России и сирийских армейских подразделений серьезно потеснили боевиков в сирийских городах. Теперь Алеппо – второй город Сирии, Пальмира, Эль-Карьятейн и многие другие селения находятся под контролем правительственным сил, беженцы начали возвращаться в свои разрушенные дома. В Ираке объединенные силы правительственной армии и курдских формирований Пешмерга подходят к главному городу на севере страны Мосулу, чтобы освободить его от ИГ. Таким образом, территория, подконтрольная ИГ в Сирии и Ираке, существенно сократилась.

http://ichef-1.bbci.co.uk/news/ws/624/amz/worldservice/live/assets/images/2016/03/11/160311153216_iraq_syria_is_624map_russian.png

Подавляющее большинство боевиков, действующих под знаменем ИГ, являются арабами и, покидая Сирию и Ирак, будут искать прибежище в различных странах Арабского Востока. Как мы отмечали, наиболее благоприятной почвой для воинственных исламистов являются те страны, которые находятся в бедственном экономическом положении, обеспечивая человеческий материал для боевых действий и террористических актов. Вторым условием является слабость политического режима.

Слабое звено Арабского Востока: Йемен и Ливия

На политической карте Арабского Востока странами, наиболее соответствующими двум отмеченным выше показателям, являются Йемен и Ливия. Отдельные исламистские группы в них, как и в некоторых других арабских странах, присягнули «халифу» ИГ Абу Бакру аль-Багдади, но это еще не означает, что боевики изберут эти страны местоположениям неохалифата.

http://ichef-1.bbci.co.uk/news/ws/624/amz/worldservice/live/assets/images/2016/03/11/160311153216_is_global_reach_624map_russian.png

Ситуация в Йемене остается напряженной с начала арабской весны в 2011 году, но после ухода с поста президента северянина Али Абдаллаха Салеха в 2012-м и водворения на его место южанина Абд Раббо Мансура Хади, стало казаться, что положение в стране стабилизируется. Но с сентября 2014 года на военно-политическую арену Йемена выступили хуситы, которые представляют северо-йеменские зейдитские шиитские племена. В том же 2014-м они очень быстро добрались до столицы Йемена, свергли правительство и изгнали президента. Отряды хуситов дошли до южной столицы Йемена Адена, но дальнейшее их продвижение было остановлено ополченцами и операцией «Буря решимости», начатой Саудовской Аравией во главе межарабской коалиции 25 марта 2015 года. Прошел год, но Саудовская Аравия не смогла одержать окончательную победу над хуситами. Страна разделена, реальной власти в ней нет, попытки переговоров между хуситами и саудитами не дают пока шансов для установления мира в Йемене. Казалось бы, что для исламистов Йемен мог бы стать новой родиной, но военная обстановка в стране сложна, практически все, кто могут воевать, и так находятся под ружьем. Даже те небольшие группы, называемые «Аль-Каида на Аравийском полуострове», растворились в этом конфликте, и о них ничего не слышно. Очевидно, что ни хуситы, будучи шиитами, а значит врагами ИГ, ни саудиты, которые одновременно воюют с ИГ в Ираке в составе американской коалиции, не примут джихадистов из ИГ.

Более благоприятной для переезда ИГ представляется ситуация в Ливии. Здесь после гибели прежнего ливийского лидера Муаммара Каддафи царит неразбериха. Начиная с 2014 года, в стране действует два парламента, один из которых располагается в столице Триполи и представляет разномастные группировки, включая исламистов. Другой сформирован бывшим ливийским генералом Халифой Хафтаром и находится в Тобруке, недалеко от Бенгази – столицы западных ливийских провинций. Генерал пытался осуществить операцию «Ливийская заря», чтобы установить в стране военный режим, подобный египетскому, но это ему не удалось. Стороны ливийского конфликта под эгидой представителя ООН пытаются посадить за стол переговоров конфликтующие стороны, но до сих пор реального прогресса в этом направлении не видно.

С другой стороны, многие наблюдатели отмечают усиление исламистских группировокв районе Сирта и Сабраты. Через эти порты осуществляется вывоз ливийской нефти за рубеж. Начиная с 2014 года, вдоль прибрежной полосы, которая простирается на 200 км, сконцентрировались исламистские вооруженные группировки, которые стали заниматься бесконтрольной продажей нефти, а попытки властей Триполи навести здесь порядок столкнулись с ожесточенным сопротивлением исламистов. Более того, большинство исламистских группировок, действующих вокруг Сирта, принесли присягу лидеру ИГ Аль-Багдади, а контролируемые ими ливийские города объявили частью «халифата». Сейчас численность боевиков-исламистов в Ливии оценивается почти в 6500 человек. Некоторые западные СМИ со ссылкой на разведывательные источники в Ливии сообщают, что они уже начали собирать регулярные «налоги» с жителей Сирта и других городов и пытаются создать свои органы управления наподобие тех, что существуют у ИГ в Сирии и Ираке.

Спецпредставитель президента США в международной коалиции по борьбе с ИГ Бретт Мак-Герк в своем докладе о результатах авиаударов за февраль 2016 года отметил сокращение числа боевиков ИГ в Сирии и Ираке с 31 до 25 тыс., но указал на их увеличение в подобных формированиях в Ливии. Имеются сообщения, что новобранцы ИГ, не имея возможности добраться до Сирии, изменяют свой маршрут в сторону Ливии.

Итак, одним из новых центров террористических группировок ИГ в ближайшее время может стать Ливия, но процесс переезда из Сирии и Ирака требует долгого времени.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия