Москва
22 сентября ‘20
Вторник

Против Лужкова высказались трое

Сбор подписей против Юрия Лужкова под проливным дождем не привел к особому результату -- за 20 минут к оппонентам столичного мэра подошли только три человека. «Правое дело» планирует продолжить начатое, но предварительно разобравшись с префектурой Центрального округа, запретившей правым проводить пикеты в 24 местах.

«Правое дело», как и собиралось, начало сбор подписей под письмом Дмитрию Медведеву с просьбой отправить в отставку Юрия Лужкова.

Во вторник днем под проливным дождем в центре площадки в Новопушкинском сквере напротив памятника Пушкину под зонтиком стоял сопредседатель партии Леонид Гозман. Рядом с ним стоял только штендер, на котором было написано: «Народ против Лужкова. Сбор подписей под открытым письмом президенту».

Соратники Гозмана расположились подальше от него и делали вид, что не имеют к сборщику подписей никакого отношения. В нескольких метрах от Гозмана мокли сотрудники пресс-службы «Правого дела» и немногочисленные журналисты; еще в паре метров – три милиционера и, наконец, возле уличных туалетов на желто-синем стульчике в окружении помощников восседал член федерального политсовета Борис Надеждин. Это был единственный человек, чье лицо, несмотря на дождь, говорило о явно хорошем настроении.

У Леонида Гозмана причин для радости не было. Из-за дождя немногочисленные прохожие даже не поворачивали голову в его сторону. Никто из соратников политика не мог к нему приблизиться, даже штендер сопредседателю партии пришлось ставить на три ножки самостоятельно. Подходивших близко помощников Гозмана милиционер отгонял, а у журналистов еще и проверял документы.

Дело в том, что «Правое дело» подало заявки на проведение пикетов со сбором подписей в 24 местах. И всюду получило отказ. Где-то оказался слишком узкий тротуар, а где-то слишком интенсивно двигается транспорт. В Новопушкинском сквере пикет из четырех человек префектура центрального округа тоже запретила – там ведутся архитектурно-строительные работы. Работы эти, правда, ведутся глубже по Тверскому бульвару, а площадка напортив памятника Пушкину совершенно свободна, но в префектуре, видимо, побоялись, что четырем оппозиционерам будет тесно там, где в принципе уместились бы и 50 человек.

Запретить одиночные пикеты префектура не может, поэтому было принято решение поставить Гозмана одного. Первые пять минут он скучал, но его одиночество несколько разбавил не менее скучавший майор милиции. «А вы один из сопредседателей «Правого дела»?» -- полюбопытствовал он, подходя к политику, и, получив в ответ короткое «да», немедленно отошел. Немного помолчав, Гозман решился на волнующий его вопрос: «А вы подпись не хотите поставить?». Милиционер достал мобильный телефон, посмотрел на экран, как будто там значился ответ, чуть поднял глаза и нерешительно ответил: «Я?.. Я – нет».

Оппозиционер настаивать не стал, тем более что к нему наконец подошли два человека. Мужчина и женщина после короткой беседы «за жизнь» быстро поставили подписи и поспешили в более сухое место. Чуть позднее появилась еще одна подпись, и поток желающих поспособствовать отставке мэра иссяк окончательно.

Дождь усиливался, и присутствующие за отсутствием других дел принялись обсуждать, что тучи им нагнал лично мэр Москвы, чтобы помешать мероприятию. Эта мысль быстро навела их на другую – пора уходить. Гозман вопросительно посмотрел на соратников и с надеждой произнес: «Ну что, пора?». Пора настала немедленно, причем майор милиции, кажется, вздохнул с особенным облегчением. Мероприятие завершилось, не продлившись и 20 минут.

Сбор подписей против Лужкова правые обещают продолжить, но уже при другой погоде и, возможно, добившись разрешения на более массовый пикет. По дороге к себе в офис в надежде доказать смехотворность аргументов префектуры соратники Леонида Гозмана сфотографировали те места, где им запретили проводить акции.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия