Москва
20 сентября ‘20
Воскресенье

«Познавательно и интересно» против Ходорковского

В Хамовнический суд Москвы продолжают идти свидетели обвинения по делу Ходорковского и Лебедева. Бывший вице-президент ВНК Гурами Авалишвили рассказал, как компания во главе с Михаилом Ходорковским оптимизировала налоги. До факта хищения нефти разговор опять не дошел.

В понедельник на заседании суда по делу против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева зрители надеялись услышать продолжение допроса Евгения Рыбина. На прошлом заседании управляющий компанией «Ист Петролиум Ханделс» заявил, что «нефть невозможно украсть всю или ее большее количество, потому что нефть жестко регламентируется по своему движению» (именно в хищении всей нефти дочерних компаний ЮКОСа -- 350 млн тонн -- обвиняются Ходорковский и Лебедев). Но продолжения интересного допроса присутствующие не дождались -- в связи с болезнью матери Рыбин в суд явиться не смог. Вместо него выступил другой свидетель -- Гурами Авалишвили, бывший топ-менеджер ВНК.

Свидетель сообщил участникам процесса, что с 1995 года работал заместителем директора «Томскнефти», а с 1997-го -- вице-президентом ВНК. По просьбе прокуроров Авалишвили рассказал об успехах компании ВНК до прихода команды Ходорковского. По словам свидетеля, за три года (с 1994-го по 1997-й) была построена успешная компания, которая занималась полным циклом работ в нефтяной области -- начиная от разведки, заканчивая сбытом. «Это была единственная в России компания, которая работала географически в радиусе 900-1000 км, полностью обеспечивала себя всеми видами деятельности технологической цепочки», -- заявил Авалишвили.

Затем свидетель рассказал, как происходила приватизация ВНК. По словам Авалишвили, было решено провести два аукциона -- денежный и инвестиционный. На денежном аукционе контрольный пакет акций приобрела группа компаний «Роспром-ЮКОС-МЕНАТЕП» за $800 млн. В то же время инвестиционный конкурс не состоялся -- на него была подана всего одна заявка.

С тех пор дела в Восточной нефтяной компании пошли гораздо хуже, уверен свидетель. Авалишвили рассказал о налоговых задолженностях ВНК. По его словам, на 1 января 1998 года задолженность компании в федеральный бюджет составляла 90 млрд руб., а через восемь месяцев -- уже 370 млрд. За этот же период задолженность во внебюджетный фонд выросла в 4,8 раза, а в Пенсионный -- в 6 раз.

По словам Авалишвили, новые собственники незаконно вывели из активов ВНК $500 млн. Прокуроры поинтересовались у свидетеля, что такое «скважинная жидкость». Авалишвили ответил, что это понятие было введено между ЮКОСом и «Томскнефтью» специально, чтобы занизить цену на нефть и благодаря этому платить меньше налогов. «По договорам цена за реализацию скважинной жидкости составляла всего 63 руб. за тонну», -- рассказал свидетель. По такому же принципу, согласно показаниям Авалишвили, строилась работа и в других дочерних компаниях ЮКОСа.

В целом, по словам свидетеля, до 1998 года нефтяная отрасль Томской области динамично развивалась, а после приватизации ВНК ЮКОСом это развитие остановилось.

По словам адвоката Ходорковского Вадима Клювганта, показания Авалишвили были очень «познавательными и интересными», но не имели отношения к существу представленного обвинения. «Очевидно продолжение тактики гособвинителей, которые создают негативный фон. Мол, вот, посмотрите, каких плохих людей мы привели в суд. В суд приводят не плохих или хороших людей, а тех, в отношении кого есть доказательства конкретного преступления, -- считает Клювгант. -- О преступлениях, которые инкриминируются нашим подзащитным, за сегодняшний день не было сказано ни одного слова».

Во вторник к допросу Авалишвили должна приступить сторона защиты.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия