Москва
3 июня ‘20
Среда

О чем молчит Евгений Ройзман?

На протяжении последних месяцев вокруг екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» складывается скандальная ситуация. Занимающийся реабилитацией наркоманов центр очередной раз подвергся проверке со стороны правоохранительных органов. Заведены уголовные дела. И вот, что примечательно, в данной ситуации руководитель фонда Евгений Ройзман предпочитает уходить от самых острых вопросов, которых, надо признать, к нему, его сотрудникам и к работе фонда накопилось предостаточно.

Во вторник суд заочно арестовал вице-президента фонда Евгения Маленкина. Его обвиняют в незаконном лишении свободы пациентов реабилитационного центра фонда (ст. 127 УК РФ). После того, как у следователей появилась информация, что он выехал заграницу, Маленкин был объявлен в международный розыск. Ранее обвинение в незаконном лишении свободы было предъявлено другому сотруднику фонда — Игорю Шабалину, который был «старшим» в женском реабилитационном центре «Города без наркотиков». После этого он был взят под стражу.

Вчера на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» в Москве глава попечительского совета фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман оправдал действия Евгения Маленкина, оказавшегося «вне поля зрения правоохранительных органов». Кроме того, как заявил Ройзман, местные власти и силовики сейчас делают все, чтобы уничтожить Фонд. По его словам, правоохранительные органы, не гнушаясь ничем, фабрикуют несуществующие уголовные дела. Заставляют бывших реабилитантов писать заявления на сотрудников центра.

Между тем, обещая ответить на все вопросы журналистов на пресс-конференции в Москве, Ройзман предпочел уйти от самых острых из них.

К примеру, на пресс-конференции в «Интерфаксе» Ройзману был задан вопрос о причинах смерти матери двух детей, проходившей реабилитацию в фонде «Город без наркотиков», Татьяны Казанцевой. Отвечая на вопрос, почему сотрудники фонда ждали несколько дней после ухудшения здоровья девушки, а не доставили ее в больницу самостоятельно, Евгений Ройзман ответил, что скорая отказывалась приезжать к больной. При этом Ройзман, оскорбляя журналистов, опроверг любые доводы в пользу версии, что девушка насильственно удерживалась в реабилитационном центре и ей не была вовремя оказана медицинская помощь.

Что примечательно, в тот же день Евгений Ройзман отказался от выступления в прямом эфире интернет-телевидения Russia.ru, о котором с журналистом Максимом Шевченко заранее была достигнута договоренность. «Сегодня на Russia.ru в 21.00 я ждал Ройзмана. Но Евгений позвонил только что и сказал, что не может», - написал ведущий в своем твиттере и добавил, - «Не верю, что страх. Но что тогда?». Как сообщили журналисты телеканала, Евгений Ройзман планировал рассказать о ситуации вокруг фонда «Город без наркотиков» и ответить на острые вопросы интернет-аудитории.

Сложно судить, насколько отказ Ройзмана от выступления в прямом эфире связан с теми вопросами, которые ему были заданы на пресс-конференции. Интересно, что многие острые темы даже не были подняты – об этом рассказал СМИ начальник отдела по борьбе с оргпреступностью ГУ МВД РФ по Свердловской области Константин Строганов.

Прежде всего, речь об уголовном прошлом Евгения Ройзмана. «У него судимость за кражи на доверии. Он знакомился с девушками входил в доверие, после этого воровал одежду. Там несколько краж было», - рассказал правоохранитель. Другой не менее острый момент — деятельность сотрудников фонда, к примеру, объявленного в розыск вице-президента «Города без наркотиков» Евгения Маленкина.

«То, что (в фонде) продолжают работать бывшие наркоманы, это правда и работают не только в реабилитационных центрах, - уверен представитель правоохранительных органов. - Также работают и в самих «оперативных группах». И у них система работы, например, с оперативникам, как они говорят - задержали кого-то с наркотиками и честно поделили между собой».

Кроме того, по словам Константина Строганова, Ройзман предпочитает не углубляться в обстоятельства гибели реабилитантки Татьяны Казанцевой. «Когда ее здоровье ухудшилось, они практически в течение полутора суток не вызывали ни скорую помощь, ни фельдшеров, потому что считали, что она «косит» - и поместили ее в карцер. Причем Шабалин в своих показаниях сказал, что он два раза пнул ее, после чего в наручниках положил ее в карцер. Они даже этого не отрицают, что она была в наручниках. Якобы она кусалась и царапалась. Все свидетели, присутствовавшие там на тот момент, опрошены», - рассказал глава отдела по борьбе с оргпреступностью ГУ МВД РФ по Свердловской области.

Он приводит и другие примеры: «Это не единичный случай. У нас есть свидетели, которых они отпустили после аналогичных инцидентов, которые тоже могли привести к смертям. Одну девочку держали в карцере, после чего она наелась хлорки. Они ее откачивали долгое время. А после того, как откачать удалось, просто выгнали. Такой же инцидент у них был, когда в карцере из лоскутов матраса девочка сделала веревку и пыталась удушиться».

По словам сотрудника правоохранительных органов, Ройзман предпочитает уходить от любых критических вопросов. «Он не отвечает на многие вопросы. К примеру, он говорит, что Фонд плодотворно работает 13 лет и что, мол, у нас нет ни одного прокола. Но он не говорит о том, что куча его же сотрудников была задержана. В этом случае Ройзман всегда говорит, что в Фонде они не работают. Это все замалчивается. Этого нигде нет. Никто не говорит, что задержаны три сотрудника фонда, которые совершили разбойные нападения, или которые вывезли человека в лес и требовали деньги, вырывая ему зубы клещами. А это все есть», - утверждает Константин Строганов.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия