Москва
22 сентября ‘20
Вторник

Курс на самоочищение

Вызвавшее столь широкий резонанс решение Владимира Пехтина сдать свой депутатский мандат, не дожидаясь выяснения принадлежности квартир в Майами, якобы зарегистрированных на его сына, надо рассматривать в более широком контексте.

Я имею в виду начатую Путиным борьбу за национализацию нынешней российской элиты, которая, по существу, является настоящей революцией сверху. Иначе невозможно определить попытку Путина заставить нашу элиту не жить по «понятиям» 90-х, отказаться от складывающегося два десятилетия образа жизни. Но история с Пехтиным показывает, что национализация элиты на самом деле должна начинаться с национализации партии власти, национализации всех тех, кто добровольно избрал себе профессию служения российскому государству. Нет будущего у страны, где не просто элита, а вся правящая верхушка ничего личного не связывает с собственной страной, а все ценное для себя - деньги, дома, семью, – хранит за границей. Надо понимать, что борьба с коррупцией сегодня – это борьба с наследством 90-х. И сам тот факт, что именно в 90-е, благодаря приватизации, весь смысл экономической активности в России свелся к тому, чтобы как можно быстрее приобрести дом за границей и перевезти туда всю свою семью и все состояние, говорит о том, что на самом деле наши экономические реформы той поры не имели никакого национального содержания.

Складывается впечатление, что Пехтин, принимая такое трудное для себя решение, исходил прежде всего из общенациональных интересов. Наверное, он исходил из понимания того, что народ не поверит в искренность Путина, пока инициированный им процесс очищения властной элиты не затронет депутатский корпус.

Столь неожиданное для многих решение Пехтина сдать свой мандат (несомненно, это решение, вызвано этическими соображениями) – это еще и сигнал своим коллегам по партии власти. Если ваше прошлое, а тем более, ваше настоящее, может нанести ущерб имиджу партии власти, то откажитесь от того, что для вас не является самым главным, откажитесь от выбранной вами роли избранника народа. Скорее всего двадцатилетняя практика сращивания бизнеса и политики, практика спасения бизнеса и своего состояния за счет депутатского мандата себя изжила. Инициированные Путиным законы, запрещающие депутатам и чиновникам иметь счета в зарубежных банках, владеть акциями зарубежных компаний, были направлены еще на решение этой задачи, на очищение политики от бизнеса. Логика здесь простая: не может всерьез служить России, заботиться о ее интересах депутат-чиновник, у которого все самое главное за рубежом, и все мысли которого связаны с успехами его бизнеса.

На самом деле нынешняя борьба с коррупцией есть продолжение все той же старой путинской борьбы за стабильную и процветающую Россию. Новизна, и в этом смысле новый Путин, состоит только в том, что он начал преодолевать самое основное препятствие на пути к стабильной, устойчивой России. Он начал преодолевать расколы России, вызванные, как я уже сказал, нашей антинациональной приватизацией. И у Путина, на самом деле, не было другого выхода: или начать принуждать наших успешных считаться с тем, что они стали успешными в России, считаться с интересами своей страны, или все пустить на самотек, когда успехи в экономике ведут из-за коррупции не к укреплению политической стабильности, а к усилению и без того уродливого имущественного расслоения в России, к усилению разрыва между образом жизни тех, кому все в жизни позволено, и образом жизни миллионов, у которых все мысли связаны с тарифами на ЖКХ. Повторяю, речь сегодня идет не просто о борьбе с коррупцией, речь идет о преодолении главного препятствия на пути к реальной политической стабильности, речь идет о преодолении недоверия к элите, а тем самым – к самой власти. И надо отдавать себе отчет, что решаемая сейчас Путиным задача национализации элиты, куда более трудная задача, чем все остальные задачи, которые он решал и успешно решил в нулевые. Куда легче равноудалить олигархов, чем заставить их делиться, хоть немного считаться с интересами и нуждами миллионов своих соотечественников. Добиваясь национализации элиты, он, как показывает история с Пехтиным, затрагивает интересы своего ближайшего окружения. Надо видеть правду: по «понятиям» 90-х до последнего времени жила вся наша элита. К тому же Путин начал свою политику национализации элиты в условиях обострения борьбы за власть, за умы людей с несистемной либеральной оппозицией.

И назад дороги нет. Сейчас, приступив к самоочищению властной элиты, надо доводить дело до логического конца. И тут, конечно, придется преодолевать много трудностей. Надо смотреть правде в глаза: пример Пехтина вряд ли будет заразителен. Нужны будут жесткие правовые механизмы, заставляющие нашу элиту соотносить свои личные интересы с правилами приличия, с интересами своей страны. Если мы не заставим нашу элиту связывать свои индивидуальные интересы с интересами российского будущего, то и простые люди не поверят в будущее своей страны. А нация без веры в будущее обречена. Если не провести революцию сверху, если не подтолкнуть нашу элиту к самоочищению, то этим делом, как всегда бывает в России, займется революция снизу. Тем более в России сейчас развелось очень много «интеллектуалов», для которых главная цель в жизни – увидеть Россию, сгорающую в огне своей последней революции.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия