Москва
19 сентября ‘20
Суббота

Напишут ли экологи стихи про выхухоль?

У российских экологов появилась новая точка приложения сил. Химкинский лес забыт - теперь внимание перенесено на Воронежскую область. Здесь, в Новохоперском районе, планируют добывать никель.

Конкурс на разработку Еланского месторождения в мае прошлого года выиграл Уральский горно-металлургический комбинат (УГМК). В планах компании - строительство горно-обогатительного комбината. Однако до сих пор предварительные работы даже не начинались.

Как отметил на общественных слушаниях Замгендиректора "УГМК-Холдинг" Евгений Брагин, «летом 2012 года компания начала работы по анализу состояния окружающей среды в районе планируемой разработки, первые отчеты по их итогам весной 2013 года будут представлены общественности. До третьего квартала 2015 года компания планирует провести необходимое разведочное бурение, чтобы, в частности, оценить качество руды и ее обогатимость, гидрогеологические аспекты добычи руды, а также ее возможные последствия для окружающей среды, сообшают РИА Новости.

«В ближайшие три года УГМК потратит более 5 миллиардов рублей, чтобы найти ответы на эти вопросы», — сказал Брагин. Он также подчеркнул, что компания начнет проектирование горнообогатительного комбината в 2016 году только в том случае, если все результаты экологических оценок будут приемлемыми. Брагин назвал опасения общественности "беспочвенными", отметив, что у компании "просто нет ни малейшей возможности отклониться от заявленных обязательств" в части воздействия на окружающую среду. "Влияние предприятия на окружающую среду будет строго ограничено площадкой комбината", — сказал представитель "УГМК-Холдинг". По его словам, общая площадь земель, которые будут переведены в статус промышленных, "не превысит 500 гектаров за весь период эксплуатации месторождения".

Против строительства комбината настоящую войну развернули экологи. В Новохоперске, Борисоглебске и других городах, расположенных неподалеку от Еланского месторождения, с весны прошлого года неоднократно проходили акции протеста против его разработки. Главный аргумент - деятельность комбината губительно скажется на состоянии реки Хопер и прилегающих к ней территориях.

Надо сразу оговориться, что и нынешнее состояние реки - еще три десятилетия назад одной из самых чистых в Европе - далеко от идеального. Осенью прошлого года, например, появилась информация о загрязнении реки отходами производства Ардактарского спиртзавода, содержащими аммиак. А специалисты Минприроды отнесли состояние воды Хопра к третьему классу, то есть сочли очень загрязненными (данные на 2011 год).

То есть ситуация, по идее, уже давно была привлечь внимание экологов. Однако же - не привлекала. Ровно до той поры, пока не стало известно о возможном строительстве горно-металлургического комбината.

К делу очень быстро подключилась "тяжелая артиллерия". В лице, например, Евгении Чириковой, лауреата премии Goldman Environmental Prize, вручаемой экологическим активистам. Борьбой за спасение Хопра Евгения Чирикова не руководит. Но уже успела поделится с активистами своим богатым опытом по безуспешной защите Химкинского леса. Еще в самом начале кампании, когда даже не было известно, кто станет победителем конкурса, она советовала «раскручивать такие темы как бренд». Внутреннюю организацию движения расписать, как в бизнес-модели: кто за какие направления отвечает, какие акции необходимо проводить, какие ресурсы для этого нужны. "Кампания должна быть широкомасштабная, цели – грандиозные. Пусть весь мир знает, что может быть уничтожен уникальный заповедник, что может погибнуть выхухоль! Вы должны записывать видеообращения на иностранных языках, вы должны выпустить газету про Хопер и распространять ее по всему региону. Пишите песни, стихи про выхухоль! Ставьте про выхухоль спектакли!", - цитировал Чирикову журнал The New Times.

Стихов про выхухоль пока никто не пишет и спектаклей не ставит. Но работа поставлена с размахом. Хотя главными действующими лицами остаются местные активисты. Как ни странно, все они по совместительству активные участники акций несистемной оппозиции.

Например, главное действующее лицо протестов в Новохоперском районе - Константин Рубахин - активно участвовал в акциях несистемной оппозиции. Правозащитник Наталья Звягина - активист движения "Стратегия 31". Иван Кондратенко состоит в ассоциации "В защиту прав избирателей "ГОЛОС". Анатолий Кравченко руководит воронежским отделением "РосАгита". И так далее.

Впрочем, никто уже и не делает особого секрета из того, что между экологией и политикой зачастую ставится знак равенства. Равно как нельзя сбрасывать со счетов и материальную составляющую. Ведь совершенно очевидно, что одно дело - борьба с коровниками на берегу Хопра, загрязняющими реку. И другое - с компанией, собирающейся разрабатывать месторождение никеля. Разница в цене вопроса - на несколько порядков.

Вообще говоря, несколько странная ситуация сложилась с местами проведения протестных акций. Вот запись (можно ли указать, где была сделана эта запись) руководителя движения "Экология21" Андрея Боярищева: "9 января 2012 года активистами "Экологии21" в Борисоглебске был проведен первый антиникелевый митинг, в феврале был проведен антиникелевый пикет у российского посольства в Лондоне, в мае был проведен массовый антиникелевый митинг в Париже".

К слову, акции против разработки никелевого месторождения в Воронежской области проходят за рубежом регулярно. Буквально несколько дней назад, 4 марта, пикеты, например, были не только в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, но в Нью-Йорке, Берлине, уже упоминавшихся Лондоне и Париже.

Сама "Экология21" именуется "международным экологическим движением". Путь к признанию был недолог и занял совсем немного времени. В начале 2011 года несколько активистов объединились ради спасения Хопра, узнав о возможности разработки никелевого месторождения. А спустя несколько месяцев движение вдруг стало "международным".

Зарубежные связи воронежских экологов тайной, в общем-то не являются, хотя и не афишируются. Вышеупомянутый Константин Рубахин вообще долгое время жил в Праге и даже якобы продал там квартиру, перед тем как вернуться на Родину. А журнал "Эксперт" в июне прошлого года сообщил: "К слову, у Рубахина, говорят, тоже припасена квартира в Париже".

Вне всякого сомнения, в нынешних протестных акциях в Воронежской области используется богатый опыт западных экологических организаций. Вот один пример - с июля 2012 года Greenpeace начала акцию Save the Arctic ("Защитим Арктику"). Её основная цель - создание всемирного заповедника вокруг Северного полюса с полным запретом нефтедобычи, рыболовства и войн в данном регионе.

Под давлением экологов о приостановке или отказе от проектов заявили Royal Dutch Shell, Cairn Energy, BP. Но не является секретом, что проекты в Арктике невыгодны конкурентам вышеперечисленных компаний. Chevron, ConocoPhillips, Total не смогли войти в число операторов проектов в арктических регионах. А кроме того, освоение Арктики создает конкуренцию проектам данных компаний в других регионах (Chevron - Мексиканский залив и Техас, ConocoPhillips - Аляска). Любопытно, что высказывания генерального директора Total Кристофа де Маржери и старшего вице-президента компании по разведке и добыче в Северной Европе Патрика де Вивье с критикой арктических проектов цитируются на сайте Greenpeace...

Не происходят ли по похожему сценарию и события в Воронежской области? Сами экологи эту сторону дела либо отрицают, либо вообще о ней не говорят. Скорее всего, задача для них предельно ясна - сорвать разработку месторождения никеля или хотя бы существенно затормозить процесс.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия