Москва
20 сентября ‘20
Воскресенье

Египет: реванш военно-политической гегемонии в Арабском мире

Казнь боевиками Исламского Государства (ИГ) 21 египтянина-копта в Ливии вызвала резкую реакцию египетского руководства, которое без промедления и колебаний отдало приказ разбомбить позиции террористов в ливийском городе Дерна, расположенном в нескольких десятках километров от египетско-ливийской границы.

Такая реакция Египта свидетельствует о том, что президент Ас-Сиси собирается воспользоваться обострением ситуации в Ливии для того, чтобы восстановить некогда сильные военно-политические позиции в Арабском мире, которые пошатнулись после того, как Египет, отказавшись от сотрудничества с Советским Союзом, вступил в Кэмп-Дэвидский сговор с США и Израилем, вследствие чего оказался в полной изоляции внутри арабского сообщества.

И хотя подавляющее большинство арабских государств последовали примеру Египта и наладили дипломатические и прочие отношения с Израилем, но пятно ренегата и отступника в арабо-израильском конфликте навсегда осталось на челе Египта. Бессменный в течение 30 лет президент Египта Хосни Мубарак старался поддерживать политику «сильного Египта», но страны аравийской шестерки во главе с Саудовской Аравией не только отодвинули Египет с первых ролей, но после египетской революции 2011 г. загнали эту страны на задворки арабской военно-политической арены. Приход к власти «Братьев-мусульман» в 2012 г. был последним революционным всплеском «арабской весны». Но они были обречены на поражение, поскольку египетское общество, как бы ни казалось исламизированным, пропитано крепким духом секуляризма времен Гамаля Абдель Насера и его военной диктатуры. Военные не поддержали Мухаммада Мурси на посту президента, и его свержение была вопросом времени. Всего один год понадобился, чтобы подвигнуть египетское общественное мнение на контрпереворот в 2013 г. Избранный в 2014 г. новый «военный» президент Египта устраивал США больше, чем представитель «Братьев-мусульман», поскольку Белый дом совершенно не желал иметь Египет в качестве союзника аравийской шестерки, а нуждался в нем как самостоятельный игрок в их «арабском театре». Для России Ас-Сиси тоже более понятная и простая фигура, которая к тому же нуждается не только в политической поддержке, но и в военной помощи, о чем свидетельствуют взаимные визиты президентов в течение полугода.

Однако вернемся к сегодняшнему дню. Итак, Египет начал бомбардировки в Ливии, последовав в русле действий международной коалиции против ИГ, а параллельно инициировал жесткое давление на своих западных коллег с целью принятия резолюции Совета Безопасности, позволяющей не только бомбить позиции исламистов, но и ввести в Ливию свои наземные войска. Консультации египетского министра иностранных дел Самеха Шукри в Нью-Йорке с высокопоставленными чиновниками в ООН и представителями государств-членов Совбеза, свидетельствуют о том, что Египет получит если не международные санкции в отношении военного вмешательства в Ливию, то молчаливое согласие со стороны постоянных членов СБ на свои военные действия. Объединив силы своего спецназа с ливийскими формированиями отставного генерала Хафтара, Египет начнет кампанию против второго парламента и правительства, расположенного в Триполи, и установит новую «военную» диктатуру в Ливии.

Кроме того, президент Ас-Сиси тем самым не только восстановит международный авторитет Египта, но и получит внутри страны еще большую поддержку различных слоев египтян, особенно христиан-коптов, которые зачастую играют более важную роль в решении внутренних экономических и политических проблем. Такая «зарубежная военная акция», будучи победоносной, даст возможность бывшему египетскому генералу стать новым Гамалем Абдель Насером, по крайней мере, на внутренней арене Египта.

С другой стороны, Египет, вмешавшись в ливийские дела и открыто выступив против ИГ, рискует перенести «джихад» на свою территорию и стать очередными объектом для усиления влияния исламистов в Арабском мире. Дело в том, что выступления и демонстрации против Ас-Сиси как узурпатора и врага «Братьев–мусульман» в Египете никогда не прекращались, но они носили характер мирных политических акций. Начав военные действия против исламистов в Ливии, Египет станет еще одним объектом террористических действий различного рода исламистов, включая и «Братьев-мусульман», и «Исламского государства», и многих других разнообразных движений как внутри Египта, так и вне его.

Есть и еще один фактор военной активности Египта в Арабском мире. В арабские СМИ просочились записи секретных переговоров относительно того, что Саудовская Аравия готова выделить Египту около 30 миллиардов долларов для закупки оружия в случае, если египетские силы смогут вытеснить хуситских повстанцев из Йемена и установить там режим, лояльный аравийским монархиям. Это также является шансом для генерала Ас-Сиси реанимировать свое военно-политическое влияние не только в соседней Ливии, но и в Йемене. Вероятно, и разговоры о том, что египтяне приобретают оружие в России и Франции за свои «кровные», а не в виде военной помощи, основаны именно на этих секретных египетско-саудовских договоренностях.

У Египта имеется опыт участия в военно-политической жизни Йемена в середине 60-х гг., когда египетские войска воевали на стороне республиканцев против отрядов свергнутого в 1962 году зейдитского короля. И в Ливии Гамаль Абдель Насер помог встать у власти полковнику Муаммару Каддафи в 1970 г.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия