Москва
18 сентября ‘20
Пятница

«Арабская весна» и ее последствия

События «арабской весны» начались осенью 2010 года в Сирии и Тунисе, а затем в 2011 году распространились на Египет, Ливию, Йемен.

В Бахрейне, Иордании и Марокко прошли демонстрации и протестные акции, но в силу исторических симпатий подавляющего большинства населения к правящим монархиям этих стран выступления не смогли запустить большой маховик массового гражданского неповиновения и достаточно быстро сошли на нет. Если добавить к этому списку такие страны как Палестина, Ливан, Судан, Сомали и Эритрея, где революция продолжается непрерывно, то получится, что больше половины стран, входящих в число 22 членов Лиги арабских государств, оказались замешанными в этом котле революционных волнений. Теперь, по прошествии четырех лет с начала «арабской весны», на ближневосточной геополитической карте вырисовывается новая картина стратегических интересов и военно-политического влияния ряда государств, которые претендуют на господство в определенных странах этого горячего региона.

Краткий экскурс в историю этого региона высвечивает несколько этапов в его геополитическом развитии. До окончания Первой мировой войны практически весь Ближний Восток находился под властью Османской империи вплоть до границ каджарского Ирана. Между османами и персами шла постоянная борьба за влияние на Ближнем Востоке. В ней также принимали активное участие и Россия, и Британия, и Франция. Но границы между этими мусульманскими «сверхдержавами» оставались более-менее стабильными.

В результате Первой мировой войны Османская империя распалась, а ее ближневосточные территории оказались под протекторатом Великобритании, Франции и Италии, которые получили мандаты Лиги наций на управление практически всем Арабским Востоком. Проект раздела арабских территорий между европейскими государствами был разработан еще в начале Первой мировой войны и носил название «соглашение Сайкса-Пико» по фамилиям министров иностранных дел Британии и Франции. Изначально в планах раздела Ближнего Востока принимала участие и Царская Россия, но она выпала из этой игры еще до окончания войны. В результате произошедших изменений в первой половине 20 века весь Ближний Восток, так или иначе, находился под влиянием европейских колонизаторских держав. Англия контролировала Египет, Палестину, Ирак, Южный Йемен, мелкие княжества Аравийского полуострова; Франция обладала контролем над Сирией и Ливаном и арабскими странами Северной Африки, за исключением Ливии, где прочно обосновались итальянцы. Попытки молодого Советского государства вступить в эту игру в 30-е годы через налаживание торговых и политических контактов с единственными независимыми государствами Аравийского полуострова – Саудовской Аравией и Йеменским Королевством не дали значительных результатов, да и Советскому Союзу было тогда не то ближневосточных дел. Соединенные Штаты в те годы пошли путем распространения своего экономического, а не политического влияния, в основном, развивая добычу нефти на территориях, прилегающих к Персидскому заливу.

Вторая мировая война подняла волну антиколониальных революций, благодаря которой в 50-60-е годы все арабские страны стали полностью независимыми, сформировав свои собственные государства. Последним в этой цепочке стал Южный Йемен, который только в 1967 году получил полную независимость от британского протектората.

Все эти годы арабские страны старались наладить интеграцию между своими государствами, чтобы реализовать этнонациональное чувство единства арабской нации. Сама эта идея выдвигалась еще в годы Первой мировой войны, когда аравийский король Хиджаза Хусейн в обмен на поддержку британцев против турок надеялся получить титул короля всех арабских государств, но его мечтам британцы на дали возможность реализоваться. Только в 1945 году поддержанные теми же британцами Египет, Иордания, Ирак, Ливан и Сирия стали инициаторами создания Лиги арабских государств (ЛАГ), в которую к настоящему моменту входят 22 государства, считающиеся арабскими по основному языку населения. Хотя ЛАГ не стала воплощением мечты о единой арабской нации, но она дала толчок внутриарабским интеграционным процессам. Если первые несколько лет ЛАГ находилась под британским влиянием, то уже вскоре, по мере укрепления самостоятельной политической линии таких стран, как Египет, Сирия, Ирак, Марокко, эта организация начала занимать и защищать собственную позицию по многим региональным и международным проблемам.

Без сомнения, определенной самостоятельности арабов способствовало их активное сотрудничество с Советским Союзом, который наладил прочные связи с Египтом, Сирией, Ираком, Йеменом, Ливией, Алжиром, оказывал всестороннюю поддержку Организации Освобождения Палестины. В 60-70-е гг. безусловным лидером арабских стран был Египет. Арабская национальная идея президента Гамаля Абдель Насера стала реализовываться в форме создания Объединенной Арабской Республики, в которую на короткое время вступали Сирия, Ливия, Йемен. Но объединительные тенденции не нашли свою благодатную почву, и уже в 1971 году Египет отказавшись от самой идеи объединенного арабского государства обрел новое название Арабская Республика Египет.

Постепенно в арабских странах усиливалось влияние США. Они сделали ставку на страны Аравийского полуострова, в которых американские компании активно развивали добычу нефти. Распад Советского Союза в 1991 году привел практически к полному сворачиванию сотрудничества его преемника Российской Федерации с арабскими странами, а место СССР стали занимать все больше западные страны. Но сохранившиеся в Арабском мире режимы прежних лет без большой охоты бросились в объятия новых западных партнеров, поскольку главный из них в лице США полностью поддерживал, в основном, Саудовскую Аравию и страны Аравийской шестерки. Для большинства соседних арабских стран они представали как политические выскочки, которые получили доступ к огромным природным богатствам и стали пользоваться ими для достижения своих политических целей. В 1981 г. был создан Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), который еще больше укрепил влияние США на Ближнем Востоке. Совместные военные кампании против Ирака в 1990 г. и в 2003 г. сделали американо-аравийский союз прочным, а сама Саудовская Аравия стала в полный голос предъявлять свои претензии на главенство не только на Арабском Востоке, но и в более отдаленных концах исламского мира. США усиливали свое военное присутствие и на Ближнем, и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии, а аравийские государства способствовали тому, чтобы в различных странах этих регионов, включая Афганистан, Пакистан, Малайзию, Индонезию проникали более жесткие идеи фундаментального ислама, которые могли бы противостоять другим религиозным течениям, прежде всего, шиизму и политическим учениям, включая социализм. В России, в основном, на Северном Кавказе, зарождение и формирование так называемых «ваххабитских» течений, происходило при непосредственной поддержке, если не самих государств, то многочисленных благотворительных организаций из стран Аравийского региона.

Естественно, что «арабская весна» стала сильнейшим катализатором различных идейно-политических катаклизмов и способствовала переносу острия столкновения различных взглядов внутрь арабского мира. Хотя всплеск революционной волны в арабских странах был во многом связан с недовольством старыми режимами Туниса, Сирии, Египта, Ливии, Йемена, но последовавшие за всем этим события показали в полной мере, что столкновение стало происходить не столько между борцами за новое и старое, сколько между боевиками-исламистами и сторонниками нерелигиозного пути развития этих стран. Тунис и Египет смогли вернуться на рельсы неисламского пути развития более-менее бескровно, а вот Ирак, Сирия, Ливия, а теперь еще и Йемен впали в пучину многолетней гражданской войны, главным фактором противостояния в которой предстает именно религиозный. Факторы, способствующие развитию гражданского противостояния в каждой стране разные, но внутренний идейный раскол лежит именно между исламистами и их противниками. Нынешняя ситуация в Йемене, которая обострилась летом 2014 года и имела чисто политический характер, после начала авиаударов аравийской коалиции приобрела характер религиозного противостояния шиитов-хуситов, поддержанных Ираном, и так называемых «народных вооруженных отрядов», которые при полной финансовой и военной поддержке Саудовской Аравии будут неизбежно стоять на стороне исламистского антишиитского фронта. То, что йеменская Аль-Каида пытается взять под свой контроль восточные провинции Шабву и Хадрамаут, является явным показателем того, что дальнейшее развитие событий в Йемене будет идти по сирийскому сценарию, где исламисты воюют против режима Башара Асада.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия