Москва
26 сентября ‘20
Суббота

Финский скульптор собирает нержавеющую раму природы

В выставочном зале «В Толмачах» Третьяковской галереи открылась экспозиция финского скульптора Кари Хухтамо «Метаморфозы Арктики». Артефакты популярного в Скандинавии модерниста -- монументальные «снежинки» и «льдинки» из полированной нержавеющей стали установлены также прямо перед фасадом ГТГ в Лаврушинском переулке.

Хотя своими артистическими металлоконструкциями Кари Хухтамо занимается уже более 40 лет, финские искусствоведы до сих пор не пришли к единому мнению, кто же он -- конструктивист, кинетист, минималист, сюрреалист или даже поп-артист и ландшафтный скульптор? Скорее всего, весь этот пакет терминов так и нужно оставить за художником, поскольку он одновременно берет от всех этих направлений, применяя тот или иной модернистский прием в зависимости от места расположения и назначения скульптуры. Впрочем, излюбленная Хухтамо абстрактная геометрическая форма в принципе выдерживает любые сопряжения, и подобную пластику можно увидеть и на лужайке музея современного искусства, и на городских площадях, и в холлах административных зданий.

Можно сказать, что абстрактные геометрические формы это «альфы» или «азы» словаря интернационального модернизма, составлять который еще в первые десятилетия прошлого века начали Малевич и Мондриан, Татлин и Габо, художники немецкого «Баухауза» и нашего ВХУТЕМАСа, а после войны дополнил и распространил от Швейцарии до Аргентины Макс Билл.

Эти начала геометрии Кари Хухтамо, обладавший уже навыками художника-прикладника, довольно быстро освоил во время своей творческой командировки в Италию и Францию. В середине 1960-х годов на подъеме была миланская школа дизайна, в Париже вовсю экспериментировали художники-кинетисты, а в галереях современного искусства абстрактный экспрессионизм уже готов был капитулировать перед дисциплинированным минимализмом и оп-артом («оптическим искусством»). Иными словами, физики и механики от искусства потеснили лириков. И в западноевропейском искусстве в целом повеяло прохладой рационализма и инженерии.

Как видно, этот художественный климат оказался благоприятным для сдержанного на эмоции молодого финского художника. Освоив геометрическое эсперанто, Кари Хухтамо, хотя и заговорил языком Арпа, Билла, Татлина и Колдера, но все же с типично финской сдержанной мелодичностью и, как кажется, используя местные фразеологизмы. Видимо, поэтому его пластика оказалась вполне понятной даже неискушенным зрителям. И поэтому же ему стали доверять исполнение общественно значимых произведений, таких как, например, 15-метровый «Памятник возрождения Лапландии» (своего рода цветущая стальная ветвь), декоративные скульптуры-мобили для государственных учреждений, офисов, университетских городков и музейных парков скульптуры.

Хотя Кари Хухтамо и пользуется одним из самых демократичных материалов – нержавеющей сталью, но с помощью методичной обработки и полировки доводит ее до некоего аристократического совершенства. К тому же зеркальная поверхность металла дополнительно обогащает пластический образ скульптуры, отражая плоскостями окружающее пространство. Отчего, собственно говоря, с этими произведениями и происходят метаморфозы: со сменой времен года -- от весеннего цветения до листопада и первого снега -- как бы меняется и содержание скульптуры. И получается так, что неподвижный объект отражает вечное движение природы, требующей от художника всего лишь деликатного декоративного обрамления.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия