Москва
19 сентября ‘20
Суббота

Затеи современных художников послужат детям

Вечером 8 октября в московской галерее «Эритаж» при поддержке аукционного дома Sotheby's устроена благотворительная распродажа произведений современного искусства в пользу юных дарований, стипендиатов фонда «Новые имена».

Дабы убедить публику в том, что ей предлагаются отнюдь не игрушки, но артефакты contemporary art, за кафедру аукционатора встанет заместитель председателя совета директоров Sotheby's лорд Марк Полтимор.

Затеи и головоломки

На два дня предаукционной выставки респектабельная галерея «Эритаж» превратилась в причудливый супермаркет, похоже, рассчитанный на семейное посещение. В одном зале вывешены пейзажи Коровина и французского импрессиониста Сислея, в другом выставлены игрушки, мебель для детской и панно в жанре «веселые картинки», которыми обычно украшают детские сады. Однако предметы, представленные на этой площадке молодняка, имеют отношение не столько к ассортименту «Дома игрушек», сколько к объектам и инсталляциям, которые недавно предлагались на ярмарке «Арт-Москва» в ЦДХ и на которые еще можно посмотреть на биеннальной выставке «Не игрушки?!» в Третьяковской галерее.

В известной степени организаторы торгов должны быть благодарны Третьяковке за мощную пиар-поддержку, которая выразилась в весьма специфическом взгляде музейщиков на историю отечественного современного искусства. В этой оптике оказалось, что наши художники все прошедшие полвека не знали другого занятия, кроме изготовления различных затейливых головоломок, по-сюрреалистически забавных аттракционов и настольных игр, самодельных кукол-мутантов и вампиров -- дедов морозов.

Цена игрушек

Итак, то, на что в ГТГ можно только положить глаз, теперь пойдет с молотка британского аукционатора, которому предстоит отстучать 19 лотов, то есть 19 произведений отечественных поп- и соц-артистов, нью-вейверов и постмодернистов самых разных мастей. Эстимейты (ориентировочные цены) достаточно щадящие, и конечно же, они не сопоставимы с теми стартовыми шести- или семизначными, с которых начинаются продажи опусов главных международных «игрушечников» вроде Джеффа Кунса или братьев Чепмен.

Впрочем, и в нынешней аукционной коллекции есть свои топы. Как, например, псевдорекламное панно «Банка-загребанка» (обыгрывается название Загребского банка) ветерана отечественного нью-вейва Константина Звездочетова с эстимейтом в $14-15 тыс. Или же занозистый деревянный «Серый волк» ($7-8 тыс.) Гоши Острецова, который должен зацепить внимание покупателя, ценящего остроумный неопримитивизм. Некоторые объекты, как видно, рассчитаны на семейные игры в современное искусство. Поломать голову вместе с малолетним чадом над набором «Попугай-кубист» Георгия Литичевского или конструктором «Буратино. История одного полена» Ольги Божко собиратель современного арта сможет, если заплатит $4,5-5 тыс. и $2,5-3 тыс. соответственно.

Но вот картину Ростислава Лебедева «Детский соц-арт» из детской придется перенести в гостиную, где родители вместе с друзьями смогут вволю похихихать над Сталиным-пупсом, резвящимся под лозунгом «Весь мир будет наш!». Если, конечно, выложат $5,5-6 тыс. Пожалуй, самые безопасные аттракционы предоставил ныне модный молодой художник Ростан Тавасиев, чьи инсталляции из плюшевых игрушек можно разместить хоть в детской, хоть в ванной комнате. При этом главное, чтобы отец семейства, заметив при утреннем бритье голубого зайчика на зеркале, не каялся за допущенные накануне излишества, а просто вспомнил, что приобрел на аукционе за $3-4 тыс. «Ледяное зеркало».

Можно предположить, что усиленно будут торговаться за «колыбель Кандинского». Проще говоря, за геометрическую люльку-качалку ученика Кандинского Петера Келлера. Правда, это современная реплика Евгения Арсеньева, но возможно, кому-то будет приятно и лестно склониться над колыбелью, над которой витала идея русского авангардиста... За $6,5-7 тыс.

Читайте нас в Дзене
Подписаться
Полная версия